Американские физики, проводящие эксперименты на Релятивистском ускорителе тяжёлых ионов (Relativistic Heavy Ion Collider – RHIC), объявили о том, что им удалось получить “новую форму антивещества” – новую, во всяком случае, для мировой науки: ядро антигелия-4, представляющее собой ядро из двух антинейтронов и двух антипротонов.

Самое распространённое объяснение антиматерии сводится к тому, что все её частицы имеют противоположный электрический заряд по сравнению с частицами обычной материи. Тут, впрочем, возникает проблема с антинейтронами, которые, как и нейтроны, имеют нулевые заряды. Однако у нейтронов и антинейтронов – противоположные по знаку магнитные моменты (и барионные числа; нейтроны состоят из кварков, а антинейтроны, понятно, из антикварков).

Релятивистский ускоритель тяжёлых ионов в Брукхэвенской лаборатории, США (Wikipedia)

До сих пор самым “тяжёлой” разновидностью антивещества, которое удавалось получать искусственно, был так называемый антигипертритон, состоявший из одного антипротона и нестабильного лямбда-антибариона. Прежде удавалось получать ядра гелия-3 с двумя антипротонами и одним антинейтроном.

Теперь вот на RHIC удалось получить сразу 18 ядер антигелия-4, и не больше: получить его очень трудно даже на самых мощных ускорителях частиц.

Чисто теоретически человечество когда-нибудь сможет двинуться дальше по “периодической таблице антиэлементов” (которую, кстати, французский учёный Шарль Жане пробовал составить ещё в 1929 году), но пока даже получение ядер антилития – за пределами возможности современных ускорителей.

Существование антиматерии было теоретически предсказано (и обосновано) в 1928 году, а в 1932 уже удалось впервые обнаружить позитроны. Первооткрыватель – Карл Андерсон – получил за это в 1936 году Нобелевскую премию.

Спустя ещё два десятилетия были выявлены антипротоны и антинейтроны.

В 1965 году удалось синтезировать анти-дейтрон (ядро анти-дейтерия), а в 1995-м в ЦЕРНе удалось искусственно получить атом антиводорода, состоявший из позитрона и антипротона.

В 2008 году физики из Ливерморской Национальной лаборатории имени Лоуренса (Lawrence Livermore National Laboratory) объявили, что им удалось найти способ получать позитроны в весьма больших количествах (всего они получили около 100 миллиардов этих античастиц).

Но все эти открытия ни на йоту не приближают мировую науку к старому “проклятому” вопросу: почему абсолютно подавляющая часть наблюдаемой Вселенной состоит из обычной материи? Куда делось антивещество, которое, по идее, должно было возникнуть в ходе Большого Взрыва в тех же количествах, что и обычное? Доминирующая теория предполагает, что асимметрия возникла в первые же мгновения после Большого Взрыва, но чем она была вызвана, остаётся загадкой.

В апреле на Международной космической станции начнётся эксперимент с использованием магнитного альфа-спектрометра (МАС) – научного прибора, предназначенного для изучения состава космических лучей, поиска антиматерии, тёмной материи и так называемой странной материи.

Магнитный альфа-спектрометр, компьютерная модель (Wikipedia)

В частности, с его помощью учёные надеются выяснить, в каких количествах антиэлементы присутствуют в мировом пространстве; если МАС обнаружит сколько-нибудь существенное количество антигелия, это будет признаком того, что “пропавшая” антиматерия может находиться где-то в удалённых регионах космоса, так что её контакт с обычным веществом (фатальный для обоих) сведён к минимуму.