Имя Питера Молиньё известно каждому уважающему себя геймеру. У нас в стране его обычно вспоминают в связи с серией игр Black & White и Fable. Тем не менее, именно он в 1989 году создал то, что принято сейчас называть “симулятором бога” – игра называлась Populous. С тех пор он приложил руку к таким проектам, как Dungeon Keeper, Syndicate, The Movies. Деньги на проекты Молиньё издатели дают очень охотно. Только вот в последние годы маэстро занимается откровенной лажей, хотя мало кто это понимает.

Да, речь идёт про серию игр Fable – именно их делает сейчас Молиньё. На днях вышла третья часть, через два дня появится в России. Я её, разумеется, пока не видел, зато видел две предыдущие. И две предыдущие были потрясающей ерундой. Просто после того, как очередная серия Fable пройдена, остаётся смутное впечатление, что тебя очень профессионально обвели вокруг пальца. То есть нет, в начале всё действительно круто: открытый мир, можно делать практически всё, что угодно, но это ощущение притупляется через полчаса. Почему же?

Перед каждой серией игры Молиньё обещает новые потрясающие возможности. Все открывают рот, ловят каждое слово и как только новинка выходит, сразу же бегут проверять, реализованы ли эти возможности. Нет, они не обмануты в своём ожидании, всё на месте! Всё на месте, да что-то не так.

Вот, например, Молиньё обещал, что в первом Fable можно будет использовать в качестве оружия кучу всяких предметов, даже, представьте себе, сковородку. Что же, можно взять доску, вбить в неё гвоздь и идти мочить врага? Сковородку действительно можно было использовать, только она была совершенно бесполезна. Кроме сковородки, роль оружия могли исполнять только обычные мечи, луки и топоры.

Также в третьей части нам наобещали кучу вещей: например, можно будет трогать кого угодно и что угодно, управлять государством. И я, кажется, знаю, в чём тут дело: да, трогать можно будет всё что угодно, только кому это нужно? Носить людей на руках, держать за руки. Всё. Что же касается управления государством, то всё, в конечном итоге, сведётся к трём-четырём “судьбоносным” решениям. После этого народ будет считать правителя плохим или хорошим и, соответственно, ругаться на него на улице (произнося десяток предзаписанных фраз), или наоборот, восхвалять его.

Как я уже говорил, первые тридцать минут это очень забавно, но потом от этого начинаешь уставать. В самом деле, богатство возможностей (на которое, несомненно, было положено много сил разработчиков), не приводит к главному результату: повышению увлекательности игры. Все реакции игровых персонажей на пердёж на улице, на ухаживание и на едкие ремарки вычисляются за первые полчаса и всё очарование “живого мира” пропадает.

Остаётся лишь игра с плохо проработанным скучным основным сюжетом, который тут откровенно на втором плане – главное-то, как считают разработчики, это тот самый живой мир. Говорят, что эта часть Fable будет последней (и слава богу). Впрочем, большинство не понимает, как создатель Populos обманул их всех, а также уже несколько лет успешно убеждает издателей давать деньги на его проекты (хотя чего бы им не давать, если всё окупается). Я, пожалуй, перепройду Mass Effect, насквозь заскриптованный, зато каждый раз такой разный…

Хотя, наверно, придётся купить всё же Fable 3 – как же, одного персонажа там озвучивает сэр Стивен Фрай.