Говорят, что история идет по спирали. Когда-то марксизм в стране преподавали везде и всем. Потом подвергли остракизму, изгнав на периферию общественного сознания. А теперь едешь и смеешься – почти половина аудитории известного либерального радио выступает за национализацию… Так что время, пожалуй, вытащить из нафталина и ту концепцию, которую марксизм положил в основу трактовки исторического развития; благо, что она прекрасно подходит и для нынешнего – информационно-постиндустриального общества.

Концепция эта состоит в том, что на известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями. Маркс сформулировал эту гениальную идею в Предисловии к работе «Zur Kritik der Politischen Ökonomie», «К Критике политической экономии», написанной в 1858-59 годах (Россия еще жила при крепостном праве, а в Лондоне еще не открывали первого метро…).

Именно это, постоянно взводимое технологическим прогрессом противоречие и есть та пружин, которая заставляет двигаться исторический процесс. Исторический процесс «в хорошем смысле». В той его существенной части, которая не сводится к тому, что «меняться будут лишь имена королей да названия выигранных ими битв». И вот сейчас, похоже, пружина эта взведена достаточно сильно.

Прежде чем перейти к рассмотрению дела «по существу», выделим одну весьма важную деталь. Это – роль государств в эпоху классического капитализма Маркса и в современном мире. Мир «диккенсовского капитализма» был довольно жесток – сиротка мог уютно замерзать на ступеньках богатого дома под тихое пение рождественских гимнов – но имел огромное достоинство в виде «дешевого государства». Степень экономической свободы была столь велика, что о ней не могут и мечтать нынешние либертарианцы.

Поэтому Марк говорил о таком юридическом выражении производственных отношений, как отношения собственности. Ну а нынче, в современном гуманном мире – где в Первом мире вырастает уже четвертое поколение людей, ни дня в жизни не работавших, и живущих на пособия – все большую и большую роль играют государства с их чудовищным аппаратом и гигантскими налогами. (Генезис этой ситуации невозможно понять, не ознакомившись с работой В.И.Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», высоко ценимой одним из творцов современной Америки Джоном Гэлбрейтом.)

Ну а поскольку излишне говорить, что в современном мире информация становится одним из ценнейших ресурсов, то логично предположить, что государства, подгребающие под себя все больше и больше денег в виде налогов (включая самый беспощадный, инфляционный) непременно постараются наложить свою тяжкую длань и на нематериальные, но весьма ценные информационные потоки. Так оно происходит в действительности. Наиболее широкоизвестным примером являются откровения Сноудена, говорить о которых аудитории «Компьютерры» излишне…

И вот теперь эффект от государственной любознательности оказался настолько велик, что поверг в беспокойство не какую-то там мелкую правозащитную рыбешку (впрочем, из пасущихся на тучно унавоженных грантами негосударственных полях поборников свободы слова никто не обратил внимания на то, как известному писателю Андрею Лазарчуку замораживают, одним за другим, два блога), а самых что ни на есть матерых китов ИТ-бизнеса. Таких, как председатель совета директоров Google Эрик Шмидт (Eric Schmidt).

Председатель совета директоров Google Эрик Шмидт ожидает поломки Интернета.
Председатель совета директоров Google Эрик Шмидт ожидает поломки Интернета.

Об этом шла речь на конференции в Пало Альто, организованной старшим орегонским сенатором-демократом Роном Уайденом (Ron Wyden). (Google Boss Eric Schmidt on NSA Spying Revelations: ‘We’re Going to Break the Internet’) Сенатор Рон Уайден известен давней и последовательной критикой деятельности такого любознательного ведомства, как Агентство Национальной Безопасности. Критика его основывается на либеральной гражданской позиции, которую занимает этот потомок еврейских беженцев из нацистской Германии.

Реклама на Компьютерре

Уайден выступал против ввода войск в Ирак, против продления пребывания вооруженных сил США в Афганистане, хотя и поддержал установление «бесполетной зоны» в Ливии, приведшее автора «Зеленой книги» на мясной прилавок… В области гражданских свобод в киберпространстве он выступал против продления Patriot Act. Именно Уайден был первым политиком, выступившим против одиозных законопроектов Stop Online Piracy Act (SOPA) (в Палате Представителей) и PROTECT IP Act (PIPA) (в Сенате).

Ну а теперь к поборнику гражданских свобод присоединяется большой бизнес. Причем по мотивам отнюдь не альтруистическим. Дело в том, что в результате деятельности АНБ угроза нависла над самим существованием Интернета, как открытой международной среды – ‘We’re Going to Break the Internet’. Да-да, речь идет о том, что Интернет сломается!

Механизм этой поломки весьма прост. Спецслужбы США никак не могут пренебречь удобнейшей возможностью вытаскивать нужную им информацию из глобальных компьютерных сетей. Для своей пользы… Но в антагонистических играх – а спецслужбы играют именно в них – выигрыш одного игрока означает проигрыш другого. Который отнюдь не склонен проигрывать, идет ли речь о политических, военных или экономических (чего особенно боится Европа) делах…

Поэтому они – как и предписывает теория игр – делают ответные шаги. Стараясь избежать любознательности АНБ и прочих членов американского разведывательного сообщества другие страны начинают строить собственные информационные сети и предпочитают хранить данные на собственных серверах на своей территории, а не в США. (Говорить об отечественных запретах хранения персональных данных на иноземных серверах аудитории «Компьютерры» излишне…)

То есть глава Google говорит (и с ним солидаризируются представители Microsoft, Facebook, Dropbox и прочих американских технологических компании) о «балканизации» Интернета, о распаде единой глобальной информационной сети на национальные сети. Интранеты, хоть и гигантских размеров. Что чревато мультимиллиардными убытками для доминирующих на этом рынке американских ИТ-компаний. Убытками, порожденными активностью спецслужб.

Ну а человечество лишится небывалого в истории посредника между племенами и землями – об угрозе этого уже говорит генеральный юридический советник Facebook Колин Стретч (Colin Stretch). Причем процесс выходит уже на уровень технологических решений – Германия замыкает цифровые связи между своими госведомствами на своей территории, Бразилия тащит свой интернет-канал в обход Флориды, принимает меры по достижению цифрового суверенитета и Индия…

И интересно, что ни малейшего признака решения поставленной проблемы, конференция в Пало Альто не нашла. Полагать, что вскормленные жирными налоговыми поступлениями от американских ИТ-гигантов спецслужбы США откажутся от компьютерной слежки планетарного масштаба может только клинический оптимист. (Впрочем, несмотря на эту слежкуамериканское разведывательное сообщество прозевало возникшее и бодро пошедшее по миру Исламское государство…) Повлиять же на нынешнее большое государство не может даже нынешний большой бизнес. Несмотря на его деньги и обусловленные этими деньгами лоббистские возможности.

Так что очень может быть что капитаны большого бизнеса отметили новый этап, в который вступает ИТ-эпоха. Называть его любимым англосаксонскими варварами словом «балканизация» видимо не стоит – Балканы это нищий край, процессы в котором модулируются извне. А тут речь идет о куда более серьезном процессе, о кардинальных изменениях в центре Мир-экономики. О наступлении нового феодализма! Ну а об эпохе единого Интернета, возможно, следующим поколениям, а может и нам самим, останется только вспоминать. Так, как о былой славе Рима вспоминали те, кто читал британского министра колоний Эдварда Гиббона – «In the second century of the Christian Æra, the empire of Rome comprehended the fairest part of the earth, and the most civilized portion of mankind.» (HISTORY OF THE DECLINE AND FALL OF THE ROMAN EMPIRE Edward Gibbon, Esq.)