Социалистическая экономика былого СССР порождала такое неизбежное явление, как приписки. Управление из единого центра по неэкономическим параметрам неизбежно подталкивало управляющих нижних уровней оптимизировать этот параметр, повысив свою оценку в глазах управленцев верхних уровней и одновременно увеличив количество причитающихся благ. Завышали число вступивших в колхозы. Задирали урожай и урожайность. Приписывали объёмы выполненных работ при строительстве.

Об этом знали все. Приписки бичевали карикатуристы на страницах газет и журналов. Об их недопустимости произносились пламенные речи с партийных и советских трибун. За них наказывали. В «вегетарианском» 1960-м году кончал с собой Герой Социалистического Труда первый секретарь Рязанского обкома Алексей Ларионов, при помощи приписок поднявший производство молока и мяса втрое относительно плана. В ходе «хлопкового дела» — одной из последних попыток сохранить функционирование экономики СССР в рамках старой парадигмы, путём наведения порядка — за решётку отправлено около четырёх тысяч человек. Масштаб преступлений был такой, что хлопкоробами занялся КГБ СССР.

Плоды «хлопковых» приписок демонстрировала публике Прокуратура СССР

А теперь ситуация совершенно иная. Аграрии нынче пошли весьма скрытные. Они совершенно не склонны не только завысить объемы производства, но даже и показать полностью. Причина проста — налоги. (В справедливости слов автора каждый может убедиться, находясь на стоянке рядом с аграриями, прибывшими на своё совещание, и прикидывая, сколько стоят их машины…) И вот, похоже, аналогичные желания являются причиной дисторсии оценок объемов российского рынка информационных технологий.

Дмитрий Медведев смотрит на продукт самой дорогой (опять!!!) компании мира.

Ну, пламенный интерес главы правительства Российской Федерации Дмитрия Медведева к продукции ИТ-отрасли хорошо известен россиянам. Уделяет он внимание и её состоянию. На заседании президиума Совета по модернизации при правительстве, состоявшемся в конце прошлого года, он оценил объём отечественного ИТ-рынка более чем в 700 миллиардов рублей. Рост по сравнению с годом предыдущим — на 50 миллиардов (на 7%).

А вот коммерческие аналитики рынка из известной компании IDC были в конце зимы этого года более оптимистичны. По их данным, приведённым директором по консалтингу IDC Россия и СНГ Тимуром Фарушиным, российский ИТ-рынок в 2012 году составил $36 млрд. Из этой суммы $24 млрд приходится на сектор оборудования, $7 млрд — на ИТ-услуги, и $5 млрд — на программное обеспечение. В рублях объём рынка исчислен куда солиднее, чем по оценкам Дмитрия Медведева: 1 118 миллиардов — более триллиона рублей! Долларовый рост, по оценкам IDC, составил 3,9%. (Правда, при учёте курса он должен был бы составить 12,1% или 18,4% в национальной валюте с учетом среднегодового курса.

Чему уже удивились журналисты CNews…) Так что, как мы видим, давнишнее утверждение, что мы живём в стране не только с неясным будущим, но и с непредсказуемым прошлым, явно остаётся актуальным. (Впрочем, «1984» писан не про нас: считать иначе могли только невыездные граждане СССР; равно диссиденты и коммунистические пропагандисты…) Уважаемый глава правительства и не менее уважаемая аналитическая фирма дают заметно разные оценки… Очень разные!

Реклама на Компьютерре

Объяснить скромность правительственных оценок можно лишь тем, что компьютерщики — люди не менее скромные, нежели аграрии. Пара знакомых фирм по производству экспортного ПО (одни работают на крупнейший производитель проприетарного софта, а другие — на крупнейшую систему кода открытого) отнюдь не намерена привлекать к себе внимание. И я бы не советовал очень уж усердствовать мытарям: они всё равно платят немалые косвенные налоги. А то пара знакомых офшорных программистов в этом году перебралась на юг Европы, где жизнь заметно дешевле, а климат лучше… Но — хватит о прошлом. Обратимся к будущему. Вслед за кабинетом министров, одобрившим проект «дорожной карты» по развитию информационных технологий на 2013–2018 годы. Правда, название «дорожная карта» там звучало зловеще. Заседание начиналось с минуты молчания в память жертв автокатастрофы в Подмосковье… Запомним этот факт!

А в остальном всё было хорошо. «Глава правительства поставил задачу увеличить к 2018 году их производство и экспорт вдвое. Темпы роста ИТ, по его словам, должны превышать средний темп роста ВВП не менее чем в три раза. А количество высокопроизводительных рабочих мест в ИТ-отрасли к 2018 году должно приблизиться к 600 тысячам». Попробуем проанализировать эти планы.

Ну, состояние дел оценивается адекватно; дадим дальше слово «Российской газете». «Пока что Дмитрий Медведев считает долю Россию на рынке ИТ-продукции крайне незначительной. Общий рост российского ИТ-рынка в прошлом году приблизился к 6 процентам. Однако доля отечественной продукции на мировом рынке информационных технологий, который сегодня оценивается в 1,7 триллиона долларов, составляет всего лишь 0,6 процента». Так оно, скорее всего, и есть… А ранее Медведев отмечал, что «в России в ИТ-секторе занято всего 0,6% работающих, в то время как в развитых странах этот показатель достигает 4–5%». Сравнения с Кремниевой долиной, где таковых больше четверти, мы приводить не будем, а попробуем понять, какие меры правительства смогут привести к названным выше результатам. Однозначно позитивными надо считать льготы по социальному страхованию для ИТ-компаний. (Хотя из дискуссии между главой Минкомсвязи и главой Минфина неясно, есть ли шанс на их сохранение после 2017 года.) А вот всё остальное…

Опять даём слово Тимуру Фарушину из IDC: «Хоть и говорят, что пик кризиса пройден, но те же цены на нефть не растут и дополнительных денег на развитие ИТ у компаний нет». Вот так, всё очень ясно и реально. Причём вспомним, что аналитики из IDC более оптимистичны в оценках ИТ-рынка, чем правительство… А вот разговоры главы Минкомсвязи о появлении «до 50 центров прорывных исследований в области ИТ-разработок», наоборот, мягко говоря, не совсем понятны. Неясна база, на которой их можно создать. Да, технопарк может быть центром роста, как кристаллик, брошенный в перенасыщенный раствор. Только вот раствора этого — не видно. Есть ИТ-структуры, обслуживающие крупные корпорации, сырьевые, финансовые, телекоммуникационные, дистрибьюторские… Но они завязаны на состояние дел в обслуживаемых бизнесах (о чём очень ясно и говорил Фарушин). Есть ребята из РУССОФТа, успешно наращивающие объемы экспорта ПО. (Вполне верится, что и удвоят к 2018 году; главное — им не мешать…) А вот высокотехнологическая промышленность…

Ми-17 надёжен и грозен…

Ну, не знаю я другой (за исключением опять-таки помянутого РУССОФТа), кроме «оборонки». А её сейчас душат конкуренты с помощью поразительно оригинальных приёмов. В игру вступили правозащитники из Human Rights First, в девичестве известной как Комитет адвокатов за гражданские права (Lawyers Committee for Human Rights). Сейчас эти достойные люди лоббируют в Конгрессе закон, запрещающий Пентагону закупать российское оружие. Направлено это на срыв поставок в Афганистан вертолётов Ми-17. А отсутствие экспортной выручки в оборонке – это и отсутствие зарплат у работников вертолётных заводов, и отсутствие средств на заказы оборудование, в том числе и ИТ. Придётся ограничиваться теми нефтедолларами, положение с которыми упомянул Тимур Фарушин. И интересно, последует ли адекватная реакция российского кабинета министров? (Конкуренты-то борются за сферы сбыта — мастерски!!!) И это – только о рынках…

Но устоит ли «Миль» против натиска этой голубки? (Стендовые дробовики когда-то были «садковыми» и предназначались для стрельбы голубей…)

А ещё — издержки. Они у нас весьма высоки. Один лишь пример. Вспомним о погибших в аварии, которых поминал и кабинет министров. Так скромная, но тяжёлая и рамная машина, дающая шанс выжить при столкновении с КамАЗом под управлением безответственного гастарбайтера, аккурат вдвое дороже у нас, чем в обанкротившемся Детройте. (Сказываются поддержка здешнего автопрома…) А это задирает стоимость воспроизведения рабочей силы. Особо не поконкурируешь на внешнем рынке…

А еще — образование. Обсуждавшееся на том же заседании кабмина. В регионах тоже весело: вот губернатор обещает увольнять директоров школ, где много не сдавших экзамены, равно как и не рвущихся брать в старшие классы вялоуспевающих. Мера грамотная с точки зрения демократической политики: избиратель же уверен, что деточка его замечательная, и только скверные учителя не могут её выучить… То, что есть дисперсия способностей, а в еще большей степени отсутствие дисциплины и трудолюбия, родителям объяснить трудно. Так что в хакинг ЕГЭ неизбежно включатся «новые отряды славных подруг», цитируя классиков. А мы сделаем вывод, что ждать улучшения кадровой ситуации вряд ли стоит…

Так что же будет с ИТ-рынком в 2018 году? Ну, на этот вопрос сможет ответить только тот, у кого есть хрустальный шар… Ведь пока неясен даже объём прошлогоднего рынка. Понятно только, что триллион — это много!