Единственное, что реально меняет мир к лучшему, – это технологии. Как прилежно ни гонялся урядник за конокрадами, как усердно не месили их мужики дубьём, с угоном лошадей покончило только развитие автомобильной промышленности. И самое обидное – не запоминаются даты внедрения в быт технологических новинок. Не вспомнишь, когда первый раз увидел магнитофон кассетный и когда в последний раз поставил бобину на магнитофон катушечный… (Винилу неким образом повезло, обрёл он вторую жизнь после смерти.) Не восстановить в памяти, когда выбросил последний видеомагнитофон. Ни малейших шансов выяснить, когда же отправилась в вечную ссылку на чердак последняя пишущая машинка (на рубеже веков служившая для заполнения ОВИРовских анкет, печатанные на принтере там воспринимались с трудом…). И когда убыл на помойку последний матричный принтер. И книжка на электронной бумаге, кажется, была всегда. Вместе с телефонами с большим экраном и перманентным доступом в Сеть. (Отечественный журнал научной фантастики «Если» не пережил появления этих устройств, провиденных командиром штурмового отряда на Западном фронте Первой мировой Эрнстом Юнгером в романе «Гелиополь», точнее – альтруизма тех, кто живо сканировал и распознавал свежий номер; таковы они, жестокие чудеса грядущего…)
Но это технологии локальные. Не так уж важно, когда появилась в хозяйстве давным-давно подаренная кому-то Sony PRS-500. И текст с лазерного принтера ничем качественно не отличается от машинописного. Но сейчас происходит революция не в способах представления и хранения информации, а в её обработке. Той самой, которой традиционно занят головной мозг. И поразительно интересно, что этого практически никто не замечает… Но, с другой стороны, Артур Конан-Дойль давным-давно, в эссе о литературе «За волшебной дверью» отметил, что «великие мастера прошлого искали свои модели на постоялых дворах, например святых Себастьянов, когда буквально на их глазах Колумб открывал Америку». А это – всего лишь ещё одна часть света, где живут такие же люди (ну, у которых, правда, можно отнять довольно много золота и серебра, да и землицы тоже…). Но сейчас всё куда серьёзней. Способностью если и не мыслить, то, во всяком случае, обрабатывать информацию так, как до этого могли только мыслящие, ныне обзаводится компьютер. Тот самый IBM Watson, который раньше веселил почтеннейшую публику, выигрывая американскую телевикторину Jeopardy! у заморских знатоков и получая миллионный приз. Ну, это было прекрасное шоу, демонстрирующее самой широкой публике возможности новой технологии. А теперь он обрабатывает информацию вполне профессионально.

Такие тяжеленные винтовки покупают Белые Охотники для обеспечения безопасности своих высокооплачиваемых клиентов-медиков…
Такие тяжеленные винтовки покупают Белые Охотники для обеспечения безопасности своих высокооплачиваемых клиентов-медиков…

Мало кто на планете оплачиваем столь хорошо, как американские доктора медицины. Белый охотник из числа не вписавшихся в бундесвер ГДРовских офицеров уверял, что именно дантисты из США составляли основной контингент охотящихся на африканскую крупную дичь любителей. Известный заморский социальный критик Мартин Л. Гросс в своей книге 1967 года The Doctors отмечал, что после уплаты налогов (тогдашних, очень высоких) у представителей этой профессии оставалось по тридцать, а то и по сорок тысяч долларов в год (долларов тогдашних, очень дорогих…). Нынешние зарплаты тамошних эскулапов называть не будем, опасаясь сердечных приступов у неосторожно прочитавших эти строки отечественных представителей медицины, особенно социальной, ограничимся констатацией факта, что меньше они отнюдь не стали. И отметим ещё один момент: досточтимый Мартин Л. Гросс, все книги которого вызывали огромный общественный резонанс и часто приводили к слушаниям в Конгрессе с последующим изменением законодательства, в своей более поздней работе «Медицинский рэкет» (The Medical Racket, 1998) подверг погромной критике американскую систему здравоохранения, но не квалификацию врачей… Любовь к деньгам и пороки организации – сколько угодно. Некомпетентность – нет, слишком уж прибыльное ремесло… Но и у квалификации есть свои пределы. Врач не чудотворец! В первой книге – «Доктора» – Гросс цитировал известного специалиста по социальному здравоохранению Баркева С. Сандерса (Barkev S. Sanders), который в докладе о полноте терапевтических обследований и точности диагнозов утверждал, что только 40 процентов всех болезней обнаруживается врачами, а 60 процентов остаются ими незамеченными. И диагноз в 50 процентах ставился неправильно. Но это – технологии 1950-1960-х годов, а теперь томографы, анализ ДНК…

Главное не в том, какая техника помогает врачу, а как он обработает предоставленные ею данные
Главное не в том, какая техника помогает врачу, а как он обработает предоставленные ею данные

А вот теперь появляются забавнейшие сообщения. В феврале этого года оказывается, что IBM Watson способен лучше диагностировать рак лёгких, нежели традиционные, живые доктора (или доктора-люди?). Разница в результатах весьма велика: 50 процентов у людей и 90 – у компьютера. Правда, это по сведениям представлявшего медицинское применение IBM Watson Сэмюэля Нессбаума из медицинской страховой компании Wellpoint. Но вот доверять этим цифрам, похоже, можно… Дело в том, что в заморском медицинском рэкетебизнесе крутятся слишком уж большие деньги, и за необоснованное заявление такого рода американские ассоциации медиков если и не снимут скальп со шкурой, то последний мерседес уведут из гаража наверняка, да и с домом придётся расстаться (безо всякого рэкета, обычным судом).

Мемориальный центр рака Слоан-Кеттеринг – организация солидная
Мемориальный центр рака Слоан-Кеттеринг – организация солидная

И Memorial Sloan-Kettering Cancer Center, Нью-Йоркский «раковый» госпиталь, на базе которого проводились исследования и испытания, организация слишком уж серьезная и дорожащая репутацией… И, кстати, сообщившая очень интересные факты – оказывается только пятая часть тех медицинских знаний, которыми пользуются живые врачи (ой, напишешь такое, и представляется госпиталь, где проходимцы-капиталисты из экономии эксплуатируют медиков-зомби…) удовлетворяет требованиям доказательной (trial-based) медицины. Такими вещами шутить ни одно медицинское учреждение не станет! Похоже – результаты, которые демонстрирует кремниевый доктор? весьма неплохи. Говорят, что 90% сестер (медсестра в США существо высокооплачиваемое – не ниже любого квалифицированного рабочего, и работой дорожащее), попробовавших общение с Watson-ом, безропотно следуют его советам. Являющаяся эксклюзивным дистрибьютором технологии фирма WellPoint до конца года намерена оснастить терминалами более полутора тысяч клиник. В ипостаси эскулапа IBM Watson смахивает на SkyNet – небольшое клиентское устройство у потребителя, и основной объем обработки, возложенный на «облако». Там же, в «облаках», витают и данные, извлеченные из шести сотен тысяч медицинских документов, включая двадцать пять тысяч историй болезней…
Итак, мы видим, что происходит революция. Внедрение вспомогательных инструментов медицины практически оставляло точность диагноза на одном уровне с начала шестидесятых до нашего времени. Конечно, теперь распознается намного больше болезней, но слишком уж сложен человек. И человеку же трудно его, человека, чинить. Системы равного уровня сложности… А Watson, похоже, совершил прорыв. Он повысил достоверность диагностики и эффективность лечения не за счет того, что томографией заглядывает внутрь человека, а за счет того, что лучше думает. У англосаксов очень долго разделяли доктора-джентльмена, чье дело думать, и хирурга из цирюльников, чье дело работать руками. Так Watson именно доктор! Он лучше человека делает самое интеллектуальное и очень хорошо (у людей, в странах Первого мира) оплачиваемое дело – лечит людей. Нас, любимых. Причем лечит так, что его можно выводить на рынок США. С их национальной забавой – вчинять госпиталям и докторам иски астрономических размеров. Значит – сугубо коммерческая компания WellPoint в достаточной степени уверена в надежности своих действий!!! Уверена в том, что ее кремниевый доктор будет работать лучше докторов белковых, софт которых запущен на wetware…

Уроженец Владивостока Юл Бриннер сделал то, что не сможет Watson – своей смертью попытался спасти жизни другим…
Уроженец Владивостока Юл Бриннер сделал то, что не сможет Watson – своей смертью попытался спасти жизни другим…

И это – революция. Революция почище вторжения кроманьонцев на исконные земли неандертальцев. Люди стали повелителями планеты не потому, что они самые сильные, быстрые, зоркие звери. Нет – они самые умные и способные транслировать культуру. Но вот появилась некая сущность, которая справляется с интеллектуальной работой лучше, чем человек. Лучше человека способна усвоить знания, накопленные в историях болезней и медицинских исследований. Которая способна так хорошо работать, что ей доверяется самое ценное – жизнь людей. И на это практически никто не обратил внимание… Забавная картинка – в утопии палеонтолога Ивана Ефремова «Туманность Андромеды» в медицине использовались наследственные карты. Так Watson при назначении лечения использует генетическую информацию…

Доктор Ватсон умеет оперировать генетической информацией – прямо как в «Туманности Андромеды»
Доктор Ватсон умеет оперировать генетической информацией – прямо как в «Туманности Андромеды»

Ну ладно, специалистов по раку легких немного. Но вот службы поддержки – массовое занятие в постиндустриальном мире. На месте бывшей швейной фабрики в Нечерноземье возникает колл-центр одного из «государственных» банков. Только Watson приспособился отвечать на вопросы клиентов лучше. Пусть и в письменном виде – устройство с клавиатурой сопутствует нам везде, а процедура длительного нажатия кнопок на телефоне с последующим разговором с малограмотным существом, не имеющим ни отчества, ни фамилии, изрядно напрягает… Причем ресурсов на такую работу видимо понадобится немного, а информация у Watson-а под рукой будет вся… И вычислительная мощность облаков будет делиться между множеством клиентов, что сделает бизнес эффективным.

Интересно, какую физиономию скорчит доктор Хаус, узнав, что он безнадежно уступает в диагностике доктору Ватсону…
Интересно, какую физиономию скорчит доктор Хаус, узнав, что он безнадежно уступает в диагностике доктору Ватсону…

И это все работает уже сейчас – можно купить, если кому нужна работа с англоязычными клиентами. Но дальше будет занятнее. Очень вероятно, что дети Ватсона освоят процесс кодирования и сопровождения программного обеспечения, избавив софт-инженеров от прелестей «индийского кода». Вполне может быть, что способность работы с гигантскими объемами информации вернет привычку к оптимизации и электронных схем, и программных продуктов. А это значит, что устройства, доступной и ныне по приемлемым ценам сложности, обретут новые возможности. И все это – рядом. Доктор Watson к работе уже приступил, и надо ждать, когда он обзаведется потомством. И – представлять, какие социально-экономические последствия это вызовет!