О том, что в стране весьма динамично и вполне наблюдаемо развивается отрасль экспорта программного обеспечения, мы рассказывали, приводя вполне оптимистичные цифры. Но есть давнее, от академика-корабела Крылова завещанное правило статистики.

«Статистика не должна состоять в одном только заполнении ведомостей размерами с двухспальную простыню никому не нужными числами, а в сведении этих чисел на четвертушку бумаги и в их сопоставлении между собою, чтобы по ним не только видеть, что было, но и предвидеть, что будет. От статистики же, представленной Одесской главной конторой общества, польза такая же, как от статистики того легендарного исправника, который в ведомости о распределении населения его уезда по сословиям в графе “свободных художников” написал: “Ввиду заключения конокрадов Абдулки и Ахметки в тюрьму свободных художников во вверенном мне уезде нет».

И говорил это генерал по Адмиралтейству Крылов вполне по рыночному поводу. Его пригласили в 1912 году войти в состав совета Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ). Планировалось строительство новых судов с двигателями Дизеля, и к этому делу показалось естественным привлечь учёного, а не юного чиновничьего родича. (Хотя с коррупцией в России, которую мы потеряли, тоже было всё в порядке, одни великие князья чего стоят…)

Так возьмём же и последуем заветам одного из основателей инженерного дела в стране. Соотнесём статистику ИТ-отрасли, любезно предоставленную вниманию публики исследованием Некоммерческого партнёрства разработчиков программного обеспечения РУССОФТ (НП РУССОФТ). Вообще, насколько весома для страны информационно-компьютерная отрасль в целом? Обратимся к числам. Вот 2011 год, последний, по которому подбита статистика. Различные источники оценивают объём отечественного рынка ИКТ от 21 до 29 миллиардов долларов США. Сколько это, много или мало? А вот возьмём да и посмотрим на экспортную выручку крупнейшей углеводородной корпорации страны, шедевра индустриальных технологий. Вот что читаем на специализированном портале: «Выручка от реализации газа на экспорт российского газового холдинга ОАО “Газпром” в 2011 году превысила 57 миллиардов долларов». И там же мы можем прочесть, что «выручка от продаж группы “Газпром” в 2010 году составила 118 миллиардов долларов». (Сведения от лета 2012 года, видимо, данные по продажам газа внутри страны за 2011 год, будут подведены позже…)

И вот уже сейчас мы можем прийти к неожиданным выводам. Объём отечественного рынка ИКТ в 2011 году – половина экспортной выручки отечественного углеводородного гиганта. Доля рынка ИКТ в ВВП страны оценивают в 4 процента. А о «Газпроме» с гордостью говорят, что он дает 8 процентов ВВП России. Цифры, казалось бы, сопоставлены разные – экспорт и объём внутреннего рынка, а вот корреляция долей в ВВП, нахождение внутри одного двоичного (а какой ещё в ИТ должен быть?) порядка – присутствует… Магия рыночных цен, самоорганизация эффективнейшего способа ведения хозяйства. (Об их автоматизме стоит поговорить отдельно…)

Так что мы видим – сравнение лампочек с апельсинами? Единственная компания и целая отрасль? Только вот компания-то не простая. Крупнейшая в стране, занимающей восьмую часть суши. Крупнейшая газовая компания мира. Более 160 тысяч километров газопроводов – почти половина расстояния до Луны. Причём газопроводов, проложенных в местах, по сравнению с которыми космическое пространство – курорт на Красном море.

Деятельность газовой корпорации возможна только с использованием заметной доли наследия нации. Земель, приведённых под руку Белого Царя мужиками-землепроходцами, сибирскими казаками. Теми, кто:

«Вставали с плачем от ржаной земли,
Омытой неутешными слезами.
От Костромы до Нерчинска дошли
И улыбались ясными глазами».

(Сам сосланный по делу “сибирской бригады» в Мезень, поэт Сергей Марков толк в неутешных слезах, ясное дело, знал…) И земли эти надо было описать – результаты экспедиций ложились на стовёрстную геологическую карту Российской империи, составлявшуюся Геологическим комитетом. И нужно было найти подземные кладовые углеводородов иных геологических эпох, над чем трудилось Министерство геологии СССР. Ах, да… Запасы углеводородов – невозобновляемый ресурс! Былая энергия Солнца, которая была связана былыми растениями… Нет, ну есть, конечно, ещё сокрытые кладовые под тающими льдами Арктики – но их ещё надо суметь взять. Да и иные претенденты на них найдутся – тут будут уже налицо потребности в военном флоте. Война за ресурсы будет похуже войны за рынки. (Не ныряя во времена Батыя, сопоставим вторую со Второй мировой на Западе, а первую – с Великой Отечественной…) Но и это тема для другого разговора!

А информационно-компьютерная отрасль России возникла на пустом месте. (Нет, основы были, но и об этом в другой раз…) Возникла в последние двадцать лет. Технологически она, практически, не связана с былым наследием индустриальной эпохи. Посмотрим на быт вокруг. Ещё дюжину лет назад проводной телефон был фактором, позитивно влияющим на цену квартиры. Теперь молодые семьи от них отказываются: дорого! Разговоры или по сотовой связи, или по скайпу. Компрессированный звук и, часто, видео (идиотизм, ну не ходить же дома в галстуке…) проникают в квартиры по оптоволокну. Компьютерную телефонию освоили и пенсионерки, обсуждающие падение нравов со своими подругами в других городах и странах… И всё это сформировано во вполне рыночных условиях. Без горнозаводских крестьян уральских кузниц Демидова. Без чудовищного затягивания поясов при советской индустриализации.

Год2002200320042005200620072008200920102011
ВВП РФ млрд долл.34543059176499013001661122214801858
Экспорт ПО млрд долл.0,3450,530,740,951,412,152,62,753,34,04
Экспорт ПО, соотнесённый по годам с ВВП РФ. Как видим, даже в 2009 году, когда падал отечественный ВВП и рушились мировые рынки, экспорт ПО рос…

А теперь посмотрим на экспорт нашей страны в 2011 году. Экспорт «Газпрома», как мы видели выше, – 57 гигабаксов. А экспорт учтённых исследованием «Руссофта» разработчиков программного обеспечения – 4,04 миллиарда долларов США. Одна четырнадцатая от того, что дает углеводородный гигант… Немного? Целая отрасль и одна единственная компания… Ага! Только компания ж не простая! А отрасль – совсем молодая. И выходящая на рынки, где нас, мягко говоря, не ждут… Выходящая в условиях беспощадной конкуренции с индусами и китайцами.

Причём при разговоре об экспорте программного обеспечения обычно вспоминают. Но вот новосибирская Vito Technology (живущая, кажется, на улице Академика Лаврентьева…). Исследование «Руссофта» выделяет ведущие позиции созданных ею приложений по астрономии в AppStore. Достоинства этих программ, потеснивших Red Shift, отмечали и родные компьютерровские пользователи покусанных плодов – так что налицо сходящиеся сведения из разных источников. И говорят они о том, что и за пределами столичных городов создаются абсолютно конкурентоспособные на мировом рынке продукты! (И пожалуйста, запомним факт об улице Акад. Лаврентьева – если я верно выполнил обратную транслитерацию с аглицкого.)

И давайте посмотрим, что, как пишет респектабельная газета, газовая монополия, «настаивая на режиме равнодоходности», стремится к ценам внутреннего рынка более 300 долларов за тысячу кубометров, ориентированным на цену экспортных поставок в Европу… (В США, согласно тому же источнику, цена газа весной прошлого года составляла 77 долларов за 1000 кубометров; сколько она у нас, посмотрите в своём региона – в среднем по России для промышленных предприятий заметно больше сотни долларов за тысячу кубов…) А страна у нас, несмотря на глобальное потепление, холодная, в Оймяконе недавно минус 71 было… И такие цены взвинтят и стоимость жизни, и производственные издержки. (Пока рост внутренних цен компенсировался увеличением экспортной выручки за углеводороды, которая по различным каналам растекалась по стране…)

А вот выручка экспортеров софта – это «чистые» деньги. Действительно увеличивающие богатство общества. Не возгоняющие, в отличие от тарифов монополий, издержки социума на своё существование. Не связанные с расходом невозобновляемых ресурсов… Деньги, создающие самые что ни на есть высокотехнологичные рабочие места. Рабочие места для людей, способных конкурировать на глобальном рынке интеллектуальных изделий и постоянно эту конкурентоспособность подтверждающих (отстал – вылетел с рынка, и жаловаться некому…). И вот эти процессы – хорошо известные специалистам – оказываются совершенно вне внимания общества. Оно воспринимает российский хайтек сквозь призму фиаско с «Фобос-Грунт» и очередного планового запуска спутников под поверхность акватории Тихого океана да хищение восьмисот килобаксов в Сколково, а не через успех на мировом рынке отечественных астрономических приложений (что и для популяризации знаний делает куда больше, чем передачи государственных каналов, на которых за счёт налогоплательщика «опровергают эволюцию»…). Причём за рубежом отношение к отечественному хайтеку порой куда более серьёзное. Завершим разговор цитатой из исследования «Руссофта»: «Например, немцы скорее будут сотрудничать с российскими разработчиками программного обеспечения, чем с греческими».