Для начала – короткая история. Пришла как-то к нам в издательский дом наниматься девушка. Симпатичная. С образованием. И даже, кажется, с языком. А то и с двумя. Ну то есть на первый взгляд — подходящая по всем параметрам. Обещала взяться за работу засучив рукава и досрочно выполнить все KPI. Настоящая рекрутинговая удача! А то, бывает, мечемся по рынку, ищем нужных людей, ан нет того, кто нужен.

Диалог складывался удачно до тех пор, пока речь не зашла о зарплате. Девушка назвала сумму, чуть ли не втрое превосходящую среднерыночный столичный показатель. И легко объяснила, зачем ей столько денег. И тут пора сказать самое главное: соискательница намеревалась обосноваться в Москве, распрощавшись с наскучившей ей жизнью в регионе.

“Ну вот сами посчитайте, — говорила она. — Мне надо снимать квартиру? Надо. Это тысяч тридцать в месяц, у вас тут цены такие. В квартире надо сделать ремонт, потому что наверняка подсунут какую-нибудь развалюху. А я же не могу жить в сарае! На работу надо на чем-то ездить. Видела я ваше метро. Теснота и давка. Поэтому мне надо будет купить машину. Я готова взять в кредит. Но это ещё тысяч двадцать в месяц…” И так далее. В общем, оказалось, что примерно 60 тысяч рублей надо платить человеку просто “за переезд”. А уже начиная с этой отметки предлагалось обсуждать собственно зарплату. То есть те средства, на которые сотрудник будет есть, пить, делать покупки, ходить в театры и кино.

Чем кончился разговор? Да ничем, конечно. Расстались. Хотя девушка, повторяю, была и бойкая, и неплохо подготовленная. Просто логика бизнеса с её личной ситуацией — не сходилась. Не состыковались социальная мобильность по-российски и экономика предприятия.

Об этой сценке, имевшей место года два назад, я вспоминал вчера в центре Digital October, слушая выступления участников встречи представителей высокотехнологичного бизнеса с мэром Москвы.

Формально главной темой дискуссии стали совместные действия правительства города с представителями инновационного и ИТ-бизнеса по улучшению делового климата. Но так уж получилось, что на самом деле разговор шёл по большей части о людях. Никуда не денешься. Человек — главное действующее лицо и в инноватике, и на рынке информационных технологий, да и в издательском деле тоже. Никаких других активов здесь нет. Ни нефти, ни газа, ни заводов с фабриками. Стоимость создают именно люди. Своими мозгами. И всё бы хорошо, только голова эта не глупа и требует оплаты, соответствующей стоимости жизни в дорогом городе, изобилующем соблазнами. А кроме мозгов у человека есть ноги. Которые несут его туда, где лучше. И оттуда, где — хуже.

В чём проблема Москвы (да и России в целом) с точки зрения концентрации и удержания интеллектуалов, включая ИТ-специалистов и технологических предпринимателей? В том, что чем более конкурентоспособный продукт они создают, тем выше вероятность их отъезда за рубеж. Туда, где не только удобнее делать бизнес, но и комфортнее жить.

Если отбросить все реверансы, нужно признать: Москва становится всё более сложным городом для бизнеса, эксплуатирующего прежде всего человеческий капитал. Высокое качество жизни формирует повышенные запросы. Да, столица привлекает людей из регионов. Но соискатели с периферии не готовы на “географический дисконт” при обсуждении зарплат. Да, Москва — крупнейший рынок страны, даже статистически город буквально “набит деньгами”. Но сам по себе внутренний рынок России невелик (особенно если иметь в виду высокотехнологичные сферы) по сравнению с европейским и тем более американским. При этом конкуренция за людей нарастает, а вся среда поддержки бизнеса находится всё ещё в стадии формирования. Итог: российским инновационным фирмам, конкурирующим на самых перспективных направлениях с зарубежными соперниками, приходится иметь дело в Москве с дорогими кадрами, дорогой недвижимостью, транспортными проблемами и множеством других сложностей. Стоит ли удивляться, что уезжают не только лучшие профессионалы — “уезжают” компании? Уезжают туда, где более удобно не только делать бизнес, но и просто жить.

“Самые сильные предприниматели с хорошим образованием, с языком — они вольны сейчас выбирать лучшее место дислокации, — заметил в ходе разговора с мэром Константин Фокин, известный бизнес-ангел, а ныне генеральный директор “Центра инновационного развития” Москвы. — Если мы этого не понимаем, не создаём условия, сопоставимые с лучшими инновационными центрами, мы их теряем. К сожалению, сейчас мы видим две тенденции: лучшие проекты из регионов России приходят в Москву, но зачастую Москва является транзитной точкой. Если условий этих они не находят, уезжают и в Азию, и в Америку…”

Показательный пример — “уход на Запад” Степана Пачикова, основателя замечательного проекта Evernote. “Компании — зачастую самые интересные, причём с большим потенциалом роста, с большим потенциалом создания рабочих мест, — уже на ранней стадии уезжают, — подчеркнул Фокин. — Совершенно недавний пример, который, наверное, известен большинству здесь сидящих: компания Evernote, которая создавалась выходцами из России, где были проинвестированы российские первые деньги, сейчас является по юрисдикции американской компанией. Это сотни рабочих мест, миллионы пользователей, очень серьёзная капитализация. Такие компании мы должны по максимуму оставлять в Москве”.

Всё правильно. Не очень-то хочется превращения России в очередной сырьевой придаток развитых стран. Особенно если “сырьём” оказываются знания и смелые венчурные проекты. Но как их “по максимуму оставлять”?

Одним из ключевых элементов в процессе формирования комфортной среды для инноваторов Фокин считает “промышленный” подход к инкубированию технологий. Вместо того, чтобы бегать за каждым столичным инновационным проектом по отдельности (с этой задачей, строго говоря, уже неплохо справляется созданная в стране инфраструктура поддержки венчурных стартапов на ранних стадиях), Фокин предлагает создать структуру, поддерживающую “не конкретные компании, а тех, кто работает с компаниями”, то есть помогать инкубаторам и акселераторам (в терминологии Фокина — “операторам”). Цель — “выйти на сотни компаний с такими глобальными амбициями, при этом центр их притяжения остаётся в Москве”.

Впрочем, лично меня в ходе дискуссии больше заинтересовал проект, общие контуры которого задали Наталья Касперская (Infowatch), Александр Галицкий (основатель и управляющий партнёр Almaz Capital Partners) и министр связи Николай Никифоров.

Наталья Касперская напомнила, что аренда офисных помещений в Москве для ИТ-компаний — чрезвычайно заметная статья расходов (а люди — это всё-таки до сих пор офис, несмотря на все эксперименты в сфере телекомьютинга). А имеющиеся площадки, где будут предусмотрены городские льготы, вряд ли справятся с нагрузкой (“мы не можем тысячу компаний засунуть в Digital October при всём своём желании, а таких желающих много”). Галицкий высказался в том духе, что Калифорния (а точнее, Кремниевая Долина), как магнит, притягивающая российские ИТ-стартапы, — это прежде всего “бурлящая инновационная среда”. А у нас, в Москве, “бурлящая среда” пока только в пробках. “Сколько бы мы ни построили акселераторов, инкубаторов… если люди будут […] до этого инкубатора добираться час-два, они не смогут творчески там работать”.

Всем хорош Digital October. Но всех желающих получить льготные площади не вместит. Маловат остров... (Фото - http://ecir2013.org/venue.xml)
Всем хорош Digital October. Но всех желающих получить льготные площади не вместит. Маловат остров… (Фото – http://ecir2013.org/venue.xml)

Вот тут-то министр связи и добавил конкретики. Причем мне показалось, что проект этот отчасти “согласован”, а не родился спонтанно в ходе обсуждения. Хотя могу, конечно, и ошибаться.

По схеме государственно-частного партнёрства (деньги частные, административная и организационная составляющая — со стороны мэрии) предлагается создать “ИТ-микрорайон”. “Я затрудняюсь сейчас назвать, сколько же в Москве сейчас ИТ-специалистов, – сказал Никифоров, – но готов предположить, что правильным размером первого этапа такого проекта мог бы быть центр, в котором работали бы и проживали 10 тыс. специалистов (соответственно, если учитывать членов семей, то, наверное, около 25 тыс. человек). Это должно быть действительно арендное жильё, иначе это превратится просто в очередной девелоперский проект, который вольётся в рынок недвижимости преуспевающего мегаполиса. Должны быть какие-то ограничения. Возможно, это будут условия позиционного соглашения о том, что, например, первые 10 лет девелопер не имеет права продавать собственность, а имеет право только сдавать в аренду. Причём эта инфраструктура обязательно должна включать инфраструктуру социальную: проще говоря, детский сад, школу и некий медицинский центр…”

Есть подозрение, что в ближайшее время мы узнаем о создании рабочей группы, которая займётся проработкой общих контуров проекта. А раз так, самое время сделать первую прикидку и понять, нужно ли это столичному ИТ-бизнесу.

Аргументы против — очевидны. И я заранее знаю, что скажут пессимисты. Что “стены” автоматически не рождают инноваций. Что многие российские технопарки стоят пустыми (правильно, стоят — жилья ведь рядом никто не построил). Что деньги будут разворованы. Что чиновники подомнут всё под себя. Что под видом ИТ-компаний в микрорайоне поселятся жулики, барыги, коррупционеры и прочая совсем не “хайтековская” публика. Ну и так далее. Но если заранее считать, что у нас никогда ничего не получится, лучше сразу всем вместе застрелиться. Или уехать туда, где лучше. Сдав Россию в аренду китайцам лет на сто — пока не приведут тут всё в порядок.

Если же хватит мудрости и политической воли, если удастся грамотно задействовать рыночные рычаги вместе с бюджетной поддержкой, проект вполне может состояться.

Низкие цены офисной аренды плюс невысокая цена аренды жилья плюс кумулятивный эффект коворкинга (позволяющий эффективно развиваться в том числе и сервисной инфраструктуре — от кадровых агентств до консалтинговых фирм) плюс хорошая (хотя бы по московским меркам) транспортная связь с центром города плюс минимизация потерь на многочасовые пробки (много ли наработает программист, если едет в офис два часа из спального района?) плюс…

Согласитесь, стоит только отвлечься от привычного “у нас никогда и ничего…”, и конфигурация “ИТ-микрорайона” начинает выглядеть совершенно иначе. А если пойти ещё дальше и использовать при возведении “городка программистов” все те инновации, которые у нас всё-таки есть, — от домостроения до телекома? Чтобы дома были “умными”, экономичными, безопасными. Чтобы по микрорайону курсировал экологически чистый электрический общественный транспорт… Будет совсем красиво.

В оптимистическом варианте уже видны простые и понятные выгоды. Менеджер среднего звена, у которого есть жильё? Почему бы ему не сдать свою квартиру, арендовав более дешёвую и современную — прямо напротив офиса? Смена работы? Если компании “сидят рядом” — почему бы и нет? Выкуп компаниями метража оптом для обеспечения жильём своих сотрудников (в том числе приезжающих из регионов)? Вполне разумная идея. Переговоры, выставки, конференции — всё рядом (при условии быстрого возведения всей необходимой инфраструктуры).

Ну, в общем, мечтать приятно.

P.S. Мне интересно, что думают об этом читатели “Компьютерры”, среди которых много ИТ-специалистов. А ещё интереснее, полагаю, узнать об этом мэру Собянину и министру Никифорову.

P.P.S. Кому интересно, полная стенограмма вот тут.

P.P.P.S. Очевидно, что одно из условий успеха проекта — личный контроль со стороны авторитетных российских ИТ-предпринимателей, которые должны войти в попечительский совет. При условии, что совет не будет декоративным.