В минувшее воскресенье заработал новый сервис Mega, представляющий, по утверждению его создателей, “по-настоящему защищённое облачное хранилище”. Практически сразу после запуска дата-центр Mega обрушился под наплывом желающих им воспользоваться, что позволило его создателю Киму Доткому полушутя назвать свой проект “самым успешным стартапом в истории интернета”.

Да, Ким Дотком (в миру Ким Шмитц), создатель пиратского файлообменного ресурса Megaupload, вернулся.

Megaupload, как мы все знаем, был со скандалом закрыт ФБР ровно год назад. Одновременно с этим Ким Дотком был арестован полицией Новой Зеландии по запросу всё того же Федерального бюро расследований.

Но прошёл год, и Дотком, кажется, успешно отбился от уголовных обвинений и угрозы экстрадиции в США. Его упитанная физиономия стала чуть ли не одним из символов борьбы против копирайта, “всесилия” медийной отрасли и за свободу в интернете, хотя вот уж что-что, а образ бескорыстного борца за идею Киму Доткому не к лицу точно.

Давайте взглянем внимательнее на биографию Кима Доткома – sine ira et studio, благо информации о ней предостаточно.

Ким Дотком

Бурная молодость

Итак, впервые в общемировых СМИ наш герой всплывает на фоне краха доткомов: выкупает за 370 тысяч евро умирающий ресурс Letsbuyit.com и громогласно объявляет о том, что скоро привлечёт инвестиции ещё 40 млн евро: дескать, уже всё на мази. Guardian пишет, что вот, мол, приехал рыцарь на белом коне, спасать злосчастный портал электронной коммерции от полного разорения. Акции взлетают, Ким Шмитц состригает урожай в размере полутора миллионов евро и продаёт свою долю в Letsbuyit.com, предоставляя тому счастливую возможность тихо загнуться.

Возбуждается дело о злоупотреблении инсайдерской информацией, однако сразу же раздаются голоса, что Шмитц мог и не знать о том, какие юридические последствия может иметь его поступок: инсайдерская торговля была криминализирована только в 1995 году, и до 2002 года обвинению приходилось доказывать наличие преступного умысла.

Но, откровенно говоря, к этому моменту у Кима Шмитца уже имеется богатый опыт общения с правоохранительными органами: в юные годы наш герой под ником Kimble активно занимался хакерской деятельностью (он этого и не скрывает), взламывал защиту сетевых ресурсов NASA, Пентагона и Citibank и даже офисные АТС американских организаций, продавая коды доступа к ним по 200 долларов штука. Торговал он и крадеными номерами телефонных карт.

Ну что ж, допрыгался: в 1994 году двадцатилетнего хакера арестовывает полиция. Ему предъявлены 11 эпизодов мошенничества с использованием компьютера, 10 эпизодов информационного шпионажа и ворох прочих обвинений. Месяц он бесплатно гостил у немецкого правительства, потом его выпустили, потом снова арестовали, потом опять выпустили и только в 1998 году приговорили к 20 месяцам условно. Во многом благодаря тому, что юридически на момент совершения преступлений он считался несовершеннолетним.

В то время Шмитц также создал пиратское сообщество и систему, в которую можно было закачивать пиратские дистрибутивы (в основном это были игры). За доступ к системе и скачивание программ Шмитц взимал деньги. То есть прямо зарабатывал на пиратстве.

Видимо, не худшим образом зарабатывал, поскольку уже к самому началу 2000-х Шмитц, переключившийся на модные интернет-компании, уже является обладателем приличного состояния. Ему принадлежат компания, занимающаяся вопросами информационной безопасности, Data Protect, получившая (не самым, говорят, честным образом) контракт с авиакомпанией Lufthansa, и инвестиционная компания Kimvestor; одновременно он привлёк венчурные инвестиции в собственные компании, связанные с электронными платежами, – Monkey AG и Monkeybank. Эти компании получили инвестиции от фонда BMP. Годом ранее он успел продать немецкому конгломерату TÜV Rheinland 80 процентов доли Data Protect. Довольно быстро выяснилось, что адреса Monkey AG и Data Protect совпадают и большая часть работников обеих компаний – одни и те же люди. Мало того, оказалось, что Дотком взял у BMP и TÜV крупный займ для своей инвестиционной компании. В июне BMP и TÜV начали выяснять, почему они начали терять деньги, и отстранили Шмитца от управления структурами, в которых держали доли. Представители TÜV Rheinland потом открыто говорили, что всё связанное со Шмитцем выглядело “мягко говоря, сомнительно”.

В итоге, если в сентябре 2001 года Ким Шмитц утверждал, что его “бизнес-империя” стоит 100 млн долларов, то к ноябрю у него не осталось почти ничего. И даже с хакерским сообществом он рассорился вдребезги.

В январе 2002 года Шмитц, “опасаясь за свою жизнь”, удрал от всех расследований в Тайланд, откуда его, впрочем, быстро водворили на родину. В ноябре 2003 года он, после пяти месяцев ожидания суда, признал себя виновным в растрате средств (как раз в связи с вышеупомянутым “займом” для Kimvestor) и снова получил условный срок – всё те же 20 месяцев (!) плюс штраф в 100 тысяч евро. Почти сразу после приговора он перебрался в Гонконг.

МегаКимперия

В Гонконге Ким Шмитц основывает новую компанию Kimpire Limited, а от неё уже отпочковывается целый ворох новых организаций, в их числе – Trendax, “машина для зарабатывания денег”, якобы хедж-фонд, функционирующий на базе “искусственного интеллекта”. За инвестиции в размере 50 тысяч долларов Шмитц обещал баснословные богатства и возвращение как минимум 25 процентов суммы инвестиций в год. Сам Шмитц инвестировал 250 тысяч долларов в этот проект, причём большая часть суммы ушла на дизайн – сайт Trendax был весь отделан Flash-анимацией. Был ли там “искусственный интеллект”?

В 2005 году Шмитц официально сменил фамилию на Дотком. И тогда же появляется Megaupload, а также целая плеяда других коммерческих структур, названия которых начинаются с Mega. Мегаломания и тщеславие Шмитца и прежде были вполне очевидным делом – ещё будучи относительным юнцом, он совершал разорительные траты (особое пристрастие он испытывал и испытывает к дорогим автомобилям), снимал про себя, любимого и великого, фильмы; в 2000 году он потратил 1 млн долларов на аренду 70-метровой яхты, которую пришвартовал в Монте-Карло на время чемпионата “Форумулы-1” в Монако и на которой устроил серию роскошных вечеринок для именитых гостей, в их числе князя Монако Ренье III. Вероятно, излишне говорить, что самохвальство Шмитца в Сети никаких границ не ведало – он Кимператор, единственный и неповторимый.

Но вернёмся к Megaupload: именно этот проект стал самым, видимо, прибыльным предприятием “кимперии”. Сам Дотком уверял впоследствии, что зарабатывал до 150 млн в год только на платных подписках на этот хостинг. И в это нетрудно поверить, учитывая, что к 2012 году Дотком был владельцем чуть ли ни самого дорогого дома в Новой Зеландии, куда он переехал в самом конце 2000-х, парка из почти двух десятков дорогих автомобилей, вертолёта и прочих “милых излишеств”.

Йо-хо-хо, мы не пираты

Тучи, однако, мало-помалу сгущались. В январе 2011 года антипиратское агентство MarkMonitor опубликовало результаты исследования под названием “Доклад о трафике: онлайновое пиратство и нарушение прав на интеллектуальную собственность”, согласно которым Megaupload и его секция Megavideo и RapidShare были названы ведущими пиратскими ресурсами. Megaupload официально отверг обвинения, заявив, что тратит массу усилий на быструю обработку жалоб по DMCA и во всём следует закону. Это, впрочем, никого не убедило – RIAA и Торговая палата США также рассматривали ресурс исключительно как пиратскую лавочку.

В конце 2011 года разразился грандиозный скандал: Megaupload, уже давно и горячо нелюбимый лейблами и киностудиями, пригрозил засудить лейбл Universal (не наоборот) за саботаж его, Megaupload, рекламной кампании. На деньги Megaupload была записана рекламно-хвалебная композиция Megaupload Song, и на неё снят видеоклип с участием целого ряда крупных поп-исполнителей — рэпера Канье Уэста, солиста Black Eyed Peas с невыразимым именем Уилл.ай.эм (will.i.am), Мэйси Грей и ряда других.

Когда свежеиспечённый видеоклип попал на Youtube, со стороны лейбла Universal прилетела жалоба на нарушения копирайта, и, согласно своей политике работы с правообладателями, Youtube сначала заблокировал доступ к этим роликам, а затем предоставил заинтересованным сторонам разбираться с вопросом самим.

Мэйси Грей и will.i.am выпускают свои записи на дочерних лейблах Universal. Видимо, поэтому юристы компании и решили, что её права нарушаются. Правда, Megaupload утверждает, что все договора с артистами заключались напрямую, в обход лейблов. В итоге ролик вернули на Youtube.

Но радость от такой моральной победы продолжалась недолго: 19-20 января Megaupload был закрыт, а его владельцы – арестованы. Говорят, Доткома нашли в итоге в “комнате страха” с заряженным дробовиком в руках. Извлечение обошлось без перестрелки и иного членовредительства, но именно наличие оружия в доме (а также информация о проблемах с законом в прошлом, поступившая из-за границы) помешали арестованному сразу же выйти под залог.

Мегатриумф

В феврале, однако, его выпустили, а обыски в его доме признали незаконными. Часть его имущества удалось вывести из-под ареста и Дотком смог продать девять из своих автомобилей, чтобы расплатиться с адвокатами.

Эта победа для Доткома значила очень много. Но с другой стороны, иной исход был маловероятен: общая ситуация в Новой Зеландии складывалась для Доткома оч-чень благоприятно.

Дело в том, что в Новою Зеландию Ким Дотком въехал тоже не самым “чистым” образом – информацию о выдаче ему вида на жительство власти страны старались скрывать как только возможно, поскольку право жить в Новой Зеландии Дотком фактически купил. Не напрямую, но через всяческие вложения и пожертвования. Среди прочего он добровольно внёс крупные средства (50 тысяч долларов) в избирательный фонд кандидата в мэры Оклэнда Джона Бэнкса. Бэнкс попросил разделить сумму надвое, чтобы не превышать максимально допустимый объём “анонимного” пожертвования. Бэнкс победил, но впоследствии дело всплыло наружу, и тень от него пала не только на самого Бэнкса, но и на премьер-министра Новой Зеландии Джона Ки и Национальную партию, в которой состоит Бэнкс. Расследование в отношении мэра Оклэнда не привело к возбуждению уголовного дела: полиция решила, что Бэнкс выпустил некорректно заполненную декларацию о пожертвованиях потому, что подписал документ, не читая. А про пожертвования Доткома – “не помнит”. Дотком потом долго смеялся.

“Лояльному” отношению к Доткому немало поспособствовал и тот факт, что за ним, в нарушение законодательство, следили новозеландские спецслужбы. Когда это раскрылось, перед Кимом Доткомом извинялся уже сам премьер-министр, которого в этот момент уже активно заклёвывала и местная оппозиция, и пресса…

Имел Бобби хобби, он деньги любил. Любил и копил

Между тем, Дотком не собирался мириться с тем, что его бизнес прикрыли. Уже в августе 2012 года он пообещал, что выпустит новый, улучшенный файлообменный сервис, который – как он пояснил позже – будет совершенно легальным.

Его “совершеннолегальность” будет обеспечиваться шифрованием всех загружаемых на него материалов “на военном уровне”. Каждый пользователь будет получать ключ, без которого заглянуть внутрь загруженного материала не получится. Таким образом, даже если полиция арестует сервер, определить, что на нём хранится, окажется невозможным.

Да и руки у Доткома и его команды будут чисты, дескать, они ведь не знают, что загружают пользователи, и ну никак не могут этого узнать.

В декабре Ким Дотком показывал первые серверные рэки, на которых будет базироваться его Mega, походя заявив, что в в ближайшие полгода количество загружаемых на его хостинг данных будет составлять по 20 петабайт в месяц, а после выхода Mega API – гораздо больше. Он также отметил, что аппаратные ресурсы Mega будут распределены среди партнёров по всему миру. Тем самым будет создана “облачная” среда, обладающая высокой сопротивляемостью к покушениям со стороны властных органов.

В общем, как явствует из описания, Ким Дотком создаёт громадный “пуленепробиваемый хостинг”. Этим термином называют обычно услуги хостинга, предоставляемые “без лишних вопросов” к клиентам. “Пуленепробиваемые” хостеры готовы держать у себя всё, от онлайновых казино до детской порнографии, и игнорировать любые жалобы. Пока не закроют, естественно.

Сегодня утром Дотком провёл пресс-конференцию, на которой заявил, что его юристы непосредственно участвовали в разработке нового ресурса, так что законность его функционирования гарантирована – комар носу не подточит. “Это самый тщательно исследованный с юридической точки зрения стартап в истории”, – заявил Дотком, добавив, что пытаться его преследовать по закону будет очень проблематично.

Ким Дотком умеет говорить всем именно то, что от него хотят услышать.

Что же касается дальнейших планов, то и помимо запуска Mega они грандиозны. В частности, планируется запуск проекта под названием Megakey, который будет представлять собой своего рода рекламный сервис, который будет замещать “своей” рекламой примерно 10% рекламных материалов от других поставщиков – в первую очередь Google и Yahoo. Они большие, считает Дотком, им это не повредит, тем более, что то, как они связывают все данные в Сети, ставит их “в один ряд с Mega – они крупнейшие пиратские сайты[…] которые можно было бы покарать так же, как нас”. В целом же, Megakey будет работать наподобие Adblock, но только не вычищать рекламу, а замещать её. Для этого пользователям понадобится поставить соответствующую программу на свои компьютеры.

Также ожидается перезапуск Megavideo и разрушение коммуникационной монополии компании Southern Cross Cable, через которую обеспечивается интернет-соединения Австралии и Новой Зеландии с остальным миром. Непонятно, впрочем, как Дотком собирается это сделать.

Но, может быть, и не собирается.

Самый крупный IT-предприниматель

Ким Шмитц-Дотком, безусловно, весьма талантливый по-своему человек; его история, в сущности, заслуживает монографии, фильма в духе “Социальной сети” Дэвида Финчера или плутовского романа. Явный дока в том, что касается эксплуатации слабых мест в законе, он всегда знал и знает, до какой степени “прогибаемы” правила. Воруя номера телефонных карт, он определённо сознавал, что ему едва ли грозит долгая и серьёзная отсидка – он несовершеннолетний. Состригая купоны на инсайдерской торговле, он – скорее всего – прекрасно понимал, что именно он делает. И что это незаконно. Но знал он и то, что обвинение изойдёт белым потом, прежде чем докажет наличие у него криминального умысла. Когда же он всё-таки попался на присвоении денег, полученных от инвесторов, то на суде с готовностью заявил, что был “ослеплён” и “не понимал”, что не сможет вернуть долг. Не понимал? Или не собирался возвращать?

Защищая свой Megaupload, Дотком вооружился несвежей, но модной у интернет-общественности риторикой, приобретшей уже характер религиозных догм: “жадные дельцы медиаимперии”, “ограничивают свободу в интернете”, “копирайт – зло”, “главный пират – это Google, чем он лучше нас?” и так далее. Даже в твиттере у него на юзерпике фотография стилизована под хрестоматийный портрет Эрнесто Че Гевары с чёрным беретом на голове. Он всегда знал, к кому и к чему апеллировать, даром что любовь к роскошному образу жизни и просто к деньгам несколько портит его образ борца за мировую справедливость.

Чтобы не сказать, уничтожает.