Джулиан Ассанж проиграл одну из ключевых битв с британским правосудием: Высокий суд Великобритании (High Court, вторая по старшинству судебная инстанция) отказал Ассанжу в апелляции на решение суда низшей инстанции экстрадировать его в Швецию, где его ходят посадить за неправильно осуществлённую интимную близость; подробности — здесь.

Сам Ассанж пытается доказать, что Швеция намерена сдать его властям США, которые основателя Wikileaks до смерти не любят. Ассанж это «до смерти» понимает буквально и настаивает, что его жизни может угрожать опасность — в частности, за приснопамятную публикацию дипломатической переписки сотрудников посольств США в разных странах — и многие другие «прегрешения».

Вдобавок, по чьей-то дурости на свет божий выполз неотредактированный вариант архива каблограмм с упоминанием настоящих имён и мест проживания лиц, для которых это «раскрытие» могло иметь самые драматичные последствия.

Но пока о таких случаях не известно.

Реклама на Компьютерре

На данный момент ресурс Wikileaks прекратил публикации «утечек», ссылаясь на недостаток финансовых средств. Дефицит связан с тем, что несколько крупнейших платёжных операторов — в том числе, PayPal, Visa, PostFinance — заблокировали перевод пожертвований ресурсу. На той же пресс-конференции, на которой было объявлено о приостановке публикаций, Джулиан Ассанж анонсировал создание независимого агентства по сертификации интернет-соединений, поскольку во все ныне существующие, по мнению основателя Wikileaks, «проникли агенты спецслужб».

Сейчас у Джулиана Ассанжа остаётся один шанс избежать столь нежелательной экстрадиции в Швецию: апелляция к Верховному суду Великобритании.

Если и это не поможет, экстрадиция станет неминуемой. А вот какие она будет иметь последствия — это ещё большой вопрос, поскольку дело, возбуждённое шведскими властями против Ассанжа, белыми нитками шито.

И даже если его, не дай бог, экстрадируют дальше в США, то это не означает автоматически вынесения ему какого-нибудь страшного приговора, поскольку американская юстиция ещё даже толком и не придумала, за что его, собственно говоря, сажать.