Ужасно привыкаешь быть «на связи», правда? И не просто позвонить, смс-ку послать-получить, а ещё посмотреть-послушать и даже высказать свое мнение. Или ещё что-нибудь. Быть почти три недели совсем-совсем без связи у меня не входило в планы, поэтому коммуникатор Glofiish казался идеальным выходом: и почта есть, и несколько интересных сайтов посетить можно, опять же Агент и телефон, всё работало успешно и можно было надеяться на некоторый комфорт.

Все началось с того момента, когда мой, вполне прилично работавший зарядник, при попытке зарядить фыркнул на меня из обычной розетки в комнате красной вспышкой и померк светодиодом, который до того показывал, что какой-то там процесс зарядки идет. Помаявшись и потыкавшись опасливо в другие розетки, я рискнула заряжать коммуникатор от компьютера, то есть через usb-шник.

От компьютера он и плохо заряжался и грелся, ужасно грелся. На следующий день пришлось, перед очередной поездкой в ближнюю, но все же деревню, попытаться купить другое зарядное устройство. Это было особое приключение «поймай продавца», потому что мальчики за прилавками в «Мегафоне» и «Евросети» на пути следования проявляли изумительную прыть и прятались от меня, стоило задать вопрос насчет зарядного устройства для «этого вот коммуникатора», как сурки от коршуна. Пойманный продавец нервно предложил нечто за 190 рублей и ужасно волновался, повторяя, что не уверен, что это будет заряжать, как надо. Лампочка зажигалась не того цвета! А что делать — времени не было бежать ещё куда-то, взяла имеющийся. К вечеру в деревне процесс зарядки как-то не получился вообще (хотя с прежним, первым, зарядным устройством протекал хоть и долго, но успешно), и, наконец, онемевший и ослепший Glofiish отнесли в ремонт.

То есть, конечно, поискала с помощью всезнающего Гугля, адреса контор, где анонсировали ремонт мобильной техники. Верите ли — на более, чем миллион населения Самары было лишь две фирмы, занимающейся ремонтом мобильных устройств. То ли в славном городе Самаре, где что не самолетное, то космическое строят, вообще практически ни у кого ничего не ломается, то ли кругом левши и этих блох подковывают каждый дома. Последнее предположение казалось даже близким к истине: сама видела, все так же, по пути в деревню, как юная барышня копалась в сумочке и из найденных там деталек собирала свой мобильник. Собрала, попробовала включить, немного расстроилась, опять рассыпала, снова что-то поискала в сумочке, собрала и принялась звонить, все это минут за десять, пока в маршрутке ехали. Левши! Опять же — наверное, все детали уж стандартные, справиться можно. Выбрала тот адрес, где был понятнее написан — торговый центр «Вавилон», 5-ый этаж, комната 501.

Отнесла — приняли, описали дефекты приблизительно так: «Поцарапан корпус, не включается», выдали квитанцию и сказали «загляните (дело в 10 утра почти) завтра к шести вечера. Мы работаем до шести – так что, перед закрытием. Или мы сами Вам позвоним».

Напугавшись этого “Мы Вам позвоним”, телефонов не оставила — пришла.

Что в моем несчастном коммуникаторе «полетел» чип, ответственный за оценку уровня заряда аккумулятора, деревенский мальчик Петя догадался минут за двадцать, но не рискнул искать оный чип — всё же деревня не китайская.

Диагноз добрые молодцы на месте ставить не стали — молодой лет двадцати с чем-то, приёмщик только выписал квитанцию и предложил «приходить завтра».

Я нисколько не удивилась когда диагноз, поставленный мальчиком Петей, полностью подтвердили — полетел тот самый чип. Дальнейшие предложения уже смутили:
– Приходите завтра в то же время…
– Прошли почти сутки. Пришла. “Как аппарат?” – спрашиваю.
– Паш, там сколько? – спрашивает приемщик крепыша с веснушчатыми руками.
– Минут двадцать – отзывается крепыш Паш и начинает его, мою «рыбку», искать и… разбирать.
Разобрал, принялся шустро в нем копаться. Я сообщила, что придётся вам меня тут терпеть – и уселась.

Жду.

Копался Паша трудолюбиво, пару раз в магазин за поесть-попить сбегал, копался под микроскопом… хороший такой бинокуляр, правда подсветка парфозная – галогеновая лампа круговая. Вообще на улице — та самая жара, в условиях Самары — это тридцать восемь градусов по Цельсию, несколько тяжеловато, а тут кондиционер, тонированные стёкла, Сравнительно тихо и нежарко. Ещё три молодца, помимо Паши и приёмщика, проявляют усидчивость — практически с места не встают, трудятся, только беседы очень познавательные между собой и приёмщиком ведут. Звонят клиенты. Нечасто.
Наконец, вроде, можно узнать — как?!
А никак – они зарядить не могут! Приёмщик берет коммуникатор, отданный бравым Пашей, и убедительно мне показывает: зарядник у них слабоват. “Сбегайте по диагонали через перекресток от нас, напротив, там купите рублей за 500 от НТС, он пойдет..”А как я узнаю, что все хорошо?”

– Так мы гарантию даем, на три месяца… Мы вот дозарядим…Я сидела, слушала и наблюдала процессы — а что делать?. Мальчики занимались делами и негромко удивлялись клиентам, я все ждала. Заодно узнала, что ремонт ноутов в основном сводился на тот момент к чистке клавиатуры от чего-нибудь липкого. Сладкие чаи-кофе да пиво, и что это ничего другого не наливают? Стоило отмывание и просушивание залипшей клавиатуры, кажется, 3 500. Иногда приходилось менять экран — там работа тонкая, деталь дорогая, за 6 500 выходит. И часто-часто велись разговоры про то, что каких-то деталей не было. Вот их везде ищут и заказывают, а деталей все нет и нет: «Ждём в течение двух недель»
Надо ли говорить, что коммуникатор не зарядился?!
Отдала 1100, принесла, едва смогла выключить все функции – выключила… жду утра. Заряжаем, как бы.

И какое же было разочарование — никак он не зарядился! То есть, перезагружается, дело доходит до появления на экране «форточек», а потом бессильно взвизгивает «Рыбка» и падает в чёрное беспамятство.

Была предпринята ещё одна попытка найти решение проблемы незаряжающегося коммуникатора — сходила туда, где «по диагонали напротив» – оно и оказалось второй на весь город мастерской, где соглашались попытаться ремонтировать коммуникатор. Процесс был куда быстрее, но результат разве что бесплатный: не работает, не заряжается.

Конечно, вернувшись спустя еще несколько дней совсем домой, повозившись и попричитав, зарядили, установив для себя, что дело было в силе тока в заряжающих устройствах, а чип, похоже, и впрямь погорел и надо было заменить. Наконец, экранчик засветился, «Рыбка» радостно поприветствовала меня, и сообщила, что у неё теперь 99% заряда.

И вот с тех пор у неё либо 99%, либо внезапный обморок, промежуточных состояний нет.

Конечно, можно приспособиться, вот не гулять с ним долее трех часов кряду, подзаряжать сразу, как представится возможность, хотя согласитесь, это уж очень ограниченная мобильность. Зато какое приключение — заменили чип в одной мастерской, что аккумулятор исправен, сказали в другой, а как заряжать — вообще пришлось проехаться до дома, 1 900 км, там и нашли выход из положения!

Теперь вот прямо вопрос к знатокам: если безнадёжно подсел на эту мобильность, а мобильный ремонт оказался штукой сложной и неудобной, что предпочтительнее — выбрать нечто дорогое, с репутацией стойкого оловянного солдатика, или, подобно участнику некоей трофической цепочки, брать на недолгое время коммуникатор или смартфон, да и пускать его дальше в плавание, пока не возникла угроза поломки?

Но мне более всего примечательным показался маленький эпизод общения в мастерской по ремонту мобильной техники: я так наслушалась непринужденных реплик, насмотрелась уверенного копания Паши в моем коммуникаторе и полного пофигизма насчет того, будет ли после его манипуляций хоть что-то работать, что поинтересовалась:
Ребята, вы не будете против, если я все, что тут вижу, опишу?
Да, – отозвались ребята, – хорошо, пишите.
А один даже попросил прислать ему ссылку — где это появится.

Ребята, высылаю!