О том, как Watson, искусственный интеллект от IBM, освоил высококвалифицированное и высокооплачиваемое ремесло легочного онколога, мы рассказывали давным-давно. («Дети Ватсона: Как кремниевый онколог приступил к работе над исцелением человека и какие ещё профессии может освоить ИИ…») Но врач – профессия в США не самая оплачиваемая. В новоамстердамской семье, где водятся врач и юрист, кормильцем, похоже, оказывается юрист…

И сухая статистика эти спорадические наблюдения подтверждает – медианная зарплата юриста ранга General Counsel составляет 150 тысяч долларов в год, регулярно дотягиваясь до 240 килобаксов. Ну и у юриста есть превосходный шанс перепрыгнуть в сословие предпринимателей – или за счет партнерства в юридической фирме, или за счет выдаваемых бумагами бонусов в крупной корпорации. Ну а в этом случае светит уже предпринимательский доход, такой, который только и приносит настоящие, полноценные деньги.

Давайте для нашего сегодняшнего разговора отбросим практику жизни юриста (ну, там хорошие отношения с судьями, занос-распил и тому подобное…). Кстати, наивно считать, что подобное имеет место лишь в Третьем Риме. Все это в полной мере было и в самом что ни на есть начальном Риме, о чем говорит нам чудесная De domo sua, Марка Туллия Цицерона «Речь о своем доме», произнесенная им в коллегии понтификов 29 сентября 57 года до ХЭ. Прочтите при случае – очень поучительно, как народный консул Клодий строил дом…

Поучительно и для сторонников народных движений – лучше знать заранее, кого они приведут к власти своим энтузиазмом. Ну и борцам с левыми идеями невредно знать, что на самом-то деле они имеют дело с очень неглупыми и заведомо все понимающими людьми, которые употребляют народные массы для своих, вполне прагматичных, целей. Хотя вся история человечества показывает, что к знанию этому никто не прислушается…

Ну а тем, кто предпочитает новомодные, аудиовизуальные способы получения информации – впрочем, Плавт и Теренций показывают нам, что и в Первом Риме таких было немало – отошлем к юридическому сериалу Good Wife от Ридли Скотта. Очень добротно сделано, душка-политтехнолог Илай Голд вполне смог бы работать и у нас в те времена, когда губернаторов выбирали, а не назначали из преторианцев, да и потом, во времена стабильности, прижиться где-нибудь на неновой площади…

Ну да ладно, это все практика. Практика, обусловленная человеческой сущностью – было такое происшествие между братиком Каином и братиком Авелем… Умница Франс исстари сформулировал политикам, что Si l’on se mêle de conduire les hommes, il ne faut pas perdre de vue qu’ils sont de mauvais singes. À cette condition seulement on est un politique humain et bienveillant. Берешься править людьми – помни, что они суть злые обезьяны, и лишь понимая это, ты сможешь творить добро…

А теперь представим себе сферических юристов в вакууме. Дисциплинированных духов, действующих в мире идеальных платоновских идей законов. В чем будет разница между юристами нашими, и юристами заокеанскими? Наша правовая система со времен Двенадцати таблиц работает на основе кодифицированных законов, которые послушливый воле Великого Цезаря сенат, принимал на благо квиритов. И задача судей – следовать этим законам.

У англосаксонских же варваров, давших систему права разношерстному и разноцветному населению заокеанской страны, законы творятся самими судьями. Выносит магистрат решение по делу – и создает прецедент, входящий в систему права и учитываемый в следующих судейских решениях. Эдакая сетевая, распределенная система законотворчества… Гибкая и динамичная, в силу своей распределенности, но в высшей степени затратная. Затратная не только в силу высоких зарплат юристов, но и по причине непрерывно генерируемого ей самой объема прецедентов.

Триста пятьдесят тысяч случаев в год – каждый из которых надлежит квалифицировать, классифицировать и учесть в последующих решениях судов. Поэтому в юридических фирмах огромное значение придается «исследованиям» – черновой работе поиска в прецедентных решениях того, что может помочь в выигрыше конкретного дела. Насколько можно судить – пусть поправит тот, кто сам работал в правовой системе США – работа эта возлагается на молодых или застрявших на нижних ступенях иерархии юристов, а «часы» за нее выставляются к оплате клиенту по ставкам того партнера, который ведет дело.

Но объем доступной информации непрерывно растет, зарплаты даже молодых юристов – тоже… А требование конкурентоспособности в рыночной экономике касается и юристов. Поэтому приходится снижать издержки, в том числе за счет внедрения ИТ. В советское время – когда у нас все передовое шло в оборонку – очень удивляло, что передовые базы данных и пионерские системы искусственного интеллекта в США применялись первоначально в госпиталях и юридических фирмах. Традиция эта сохраняется и ныне, в эпоху Больших Данных.

И вполне понятно, что в связи с гигантской сложностью решаемых тут задач, юридическая информация требует огромных инвестиций и значительной концентрации капитала. Лидирующее положение на рынке занимают две фирмы компьютерных правовых исследований – считавшаяся в нулевые крупнейшей в мире онлайн-библиотекой юридической, архивной и деловой информации LexisNexis (принадлежит известнейшей издательской группе Reed-Elsevir) и обеспечивающей поиск в 40000 баз прецедентного права Westlaw (принадлежит West, дивизиону Thomson Reuters Corporation).

Возникли эти гиганты из традиционных новостных агентств. Их сильной стороной является органически выросшие гигантские архивы. Ни у кого на планете нет стольких записей, как у них. Но вот в слишком большом объеме знаний можно и утонуть, как случилось это с воспетым Лемом разбойником Диплоем. А возможности поиска тут вполне традиционны, соответствуют базам знаний, хоть и прекрасно структурированным в соответствии с юридическими нормами на KeyCite.

И вот сейчас в этой сфере деятельности наметились занятнейшие перемены – How Big Data Is Disrupting Law Firms And The Legal Profession. Похоже, что Голиафам мира юридической информации, бросает вызов новый Давид, вооруженный в качестве пращи технологиями анализа Больших Данных. В данном случае – данных юридических. В этом качестве выступает фирма Ravel Law, основанная в 2012 году двумя адвокатами с большим опытом юридических исследований. Она предлагает ряд инструментов, применяющих технологии работы с Большими Данными для поиска, анализа и визуализации прецедентной информации.

С такими диаграммами теперь предстоит работать юристам…
С такими диаграммами теперь предстоит работать юристам…

Ну, вот такой занятнейший инструмент, как Judges Analytics. Он позволяет юристам найти тех судей, кто с наибольшей степенью вероятности окажется восприимчив к их аргументам. Нет-нет, речь не идет о тех аргументах, которые представляются в виде «барашка в бумажке». Возможно, системы такого рода и есть, но их существование не афишируется… Judges Analytics ищет информацию чисто легальную. Кто из судей симпатизирует защите прав меньшинств, кто больше озабочен экологией, а кому наоборот, милее интересы крупных корпораций.

То есть, как доктор Watson по результатам анализов восстанавливает историю болезни пациента и назначает лечение, так и Judges Analytics перерывает огромные объемы информации и на основании ее прикидывает. Какой судья в детстве, в благополучном районе рыдал над Uncle Tom’s Cabin и проникался сочувствием к бедным и униженным праправнукам рабов, а кто рос в районе бедном, видел обычаи и нравы майнорити вживе и осознавал, что только прогресс, двигаемый крупным бизнесом, позволяет выбраться из этой клоаки.

Так что, возможно, в ближайшее время юристы-партнеры станут работать непосредственно с помощниками-ИскИнами… Ну а бывшие белковые помощники, обремененные студенческими кредитами, покинут уютные обители среднего класса, и встанут в стройные ряды борцов за дело классов нижних. Впрочем, без поддержки юридических ИскИнов – да и без подписки на услуги традиционных LexisNexis и Westlaw – у них не будет и половины шанса… Интересное время наступает!