Биткойн и криптовалюты, рождённые по её образу и подобию, всегда считались прежде всего средством, позволяющим избавиться от навязчивого контроля государства. Полная децентрализация — то есть умение делать всё без наличия выделенного центра в лице, например, государственного банка — было и остаётся одним из главных их достоинств. Ничего удивительного, что власть смотрела и смотрит на подобные эксперименты косо. Но парадоксальным образом то, что создавалось как «инструмент против власти», в какой-то момент её интересом завладело. Государства одно за другим начали рассуждать, что бы они выиграли, заимей они собственную, подконтрольную себе, государственную криптовалюту. Разговоры на эту тему велись в Штатах, Китае, Европе, и в конце концов вылились в первое конкретное решение. Встречайте RSCoin: детище Банка Англии и английских же учёных — первую государственную «крипту»!

Чтобы понять, как она устроена и какие выгоды позволяет получить, легче начать с уже известного. Вспомните, как работает Bitcoin. Там всё крутится вокруг своеобразного «гроссбуха» — длинного списка, содержащего абсолютно все когда-либо сделанные денежные переводы. Пользователь, желающий перебросить средства с кошелька X на кошелёк Y, сообщает о своём намерении всем окружающим и заверяет это криптографической электронной подписью, служащей секретным ключом к кошельку X (вот почему «криптовалюта»). Далее, майнеры — участники, готовые тратить мощности своих компьютеров на ведение того же списка — проверяют, достаточно ли в X денег для перевода, и совместно добавляют операцию в список. Вот и всё. Так работает биткойн — без федрезервов, центробанков, президентов.

Государственная криптовалюта должна работать немного иначе. Во-первых, объём средств, вращающихся в системе, определяет центральный банк. Во-вторых, список операций (тот самый «гроссбух») должен находиться также в эксклюзивном распоряжении центробанка: только он имеет право делать в нём новые записи. Наконец, в-третьих, нет нужды в майнерах: в крайнем случае, чтобы повысить пропускную способность системы (максимальное количество переводов в секунду), можно привлечь к приёму переводов обычные банки.

Если государственные криптовалюты станут реальностью, биткойн может остаться лишь в качестве памятника, да убежища для техноанархистов.
Если государственные криптовалюты станут реальностью, биткойн может остаться лишь в качестве памятника, да убежища для техноанархистов.

Такова теория. Но именно так устроена и RSCoin. Строго говоря, это пока ещё не криптовалюта, а лишь математический каркас. На то, чтобы написать необходимое программное обеспечение, потребуется год-полтора — если, конечно, Банк Англии даст отмашку. Но не исключено, что проведённую работу позаимствуют и реализуют в коде самостоятельно другие страны. Зачем им это? Зачем городить ещё одну электронную систему вдобавок к множеству уже существующих? Ответ на этот вопрос непростой, зато почти по каждому пункту в пользу государственных криптовалют.

Итак, прежде всего госкрипта позволит избавиться от главной головной боли, связанной с наличными деньгами: подделок и воровства. О том и другом речь в этой колонке шла неоднократно, но если коротко: пока существуют наличные, их будут подделывать и будут красть. Кражи неистребимы, пока в кассе есть чем поживиться. Неистребимы и фальшивомонетчики, ибо тут мы имеем классическое состязание щита и меча: защитные признаки, добавляемые в купюры и монеты, рано или поздно удаётся воспроизвести, делать же защиту слишком сложной нельзя, поскольку простые люди будут не в состоянии ею воспользоваться.

Реклама на Компьютерре

А вот криптовалюту невозможно подделать в принципе: чтобы подобрать секретный ключ к кошельку, требуется провести нереально большой объём вычислений. Да и красть её — если мы говорим о государственной криптовалюте — нет смысла. Гражданин, у которого украли, например, телефон с программой-кошельком, просто должен позвонить в свой любимый банк и попросить аннулировать кошелёк и последние транзакции по нему. С биткойном такое проделать не удастся, потому что нет единовластия. А вот с госкриптой — легко!

Далее, благодаря госкрипте, государство и граждане избавятся от крепко сидящих на шее общества посредников в лице карточных компаний. Пластиковая карта хоть и хорошая замена «налу», но не идеальная. «Пластиковые» транзакции дороги и неполноценны (в смысле, нельзя просто так передать сумму с карты на карту), а всё потому, что идут они через карточных операторов: VISA, MasterCard и др. Государственная же криптовалюта станет универсальной электронно-денежной системой без посредников. Это означает практически нулевую стоимость транзакций, фантастичесую скорость, абсолютную функциональную идентичность наличным деньгам, плюс возможность завязать на госкрипту совершенно все муниципальные платежи и расчёты.

Стабильный валютный курс — ещё одно преимущество государственной криптовалюты. В отличие от биткойна, который никому не принадлежит, ни к чему строго не привязан, и курс которого, естественно, колеблется порой в очень широком диапазоне (на графике вся история, от основания до наших дней), госкрипту можно объявить аналогом физически существующей денежной единицы: фунта, рубля, доллара, например. И пользователь будет спокоен: он будет знать, что один крипторубль всегда равен одному настоящему рублю.
Стабильный валютный курс — ещё одно преимущество государственной криптовалюты. В отличие от биткойна, который никому не принадлежит, ни к чему строго не привязан, и курс которого, естественно, колеблется порой в очень широком диапазоне (на графике вся история, от основания до наших дней), госкрипту можно объявить аналогом физически существующей денежной единицы: фунта, рубля, доллара, например. И пользователь будет спокоен: он будет знать, что один крипторубль всегда равен одному настоящему рублю.

Третий пункт: есть надежда, что заимев абсолютный контроль над денежными потоками — ведь госкрипта позволяет центральному банку знать о каждый потраченной копейке, буквально! — государство сможет лучше контролировать банкиров. Всем известна эта проблема: чтобы давать кредиты, банки имеют право оперировать большей суммой, чем у них в действительности есть, и случается так, что эти «несуществующие деньги» надувают «пузыри» (вспомните недавний финансовый кризис). С госкриптой же каждая денежная единица будет на учёте государства. Возможно, это сделает экономику более стабильной.

Наконец, по сравнению с децентрализованными криптовалютами, в криптовалюте государственной легче устранить некоторые фундаментальные ограничения: проще реализовать проведение тысяч операций в секунду, проще войти в доверие к рядовым гражданам (построенная правильно, госкрипта по удобству будет сравнима с «пластиком» и даже ещё удобней, потому что её легче перенести на цифровые устройства).

Недостаток же по большому счёту лишь один: исчезновение анонимности. Государственные криптовалюты (и RSCoin в том числе) могут быть построены так, что мелкие операции будут анонимными, крупные же станут содержать информацию о сторонах. Где провести границу анонимности решает, конечно, власть, что с точки зрения гражданина — минус. Но если отбросить паранойю, то даже этот пункт оказывается на самом деле преимуществом — как для государства, так и для общества. С исчезновением анонимности легче будет отслеживать отмывание денег, взятки, вымогательство, вообще любые теневые потоки и операции, которые сегодня реализуются посредством наличных денег.

Суммируйте всё это — и вы поймёте, почему власти самых разных стран с таким внимание изучают сегодня феномен криптовалюты. Британия, получается, подобралась к запуску собственной (криптофунт?) ближе всех. Жаль, что не мы, но будет интересно посмотреть в любом случае!