Как-то так незаметно случилось, что информационные технологии прошли путь от модной и престижной, вызывающей общий интерес новинки до инфраструктуры. Инфраструктуры безусловно нужной и незаменимой – как водопровод с канализацией, – но являющейся уделом узких специалистов, уважаемых ну никак не меньше слесаря-сантехника. А первым лицам забивать себе голову тем, что происходит в ИТ, вовсе неуместно… Но вот иногда выявляются очень занятные эффекты, связь которых с компьютерной техникой вроде и неочевидна.

Вот, посмотрим на новую думскую инициативу. Выступил с ней депутат от КПРФ Владимир Федоткин. Он предлагает запретить чиновникам лечиться за рубежом, в чём и получил поддержку главы Комитета Госдумы по охране здоровья Сергея Калашникова, представляющего партию ЛДПР. Констатируя скорбное состояние общественного здравоохранения в нашей стране (говорить о нём не стоит: тут рядом действующий врач колонки пишет), Федоткин полагает, что исправить это станет возможным, лишь когда госслужащие начнут лечиться в тех же клиниках, что и простые граждане.

Позиция депутата Федоткина абсолютно традиционна для представителя левой партии, заботящегося о социальной справедливости. «Я понимаю, – цитирует его слова газета «Известия», – что у чиновников много денег и они могут себе позволить ездить лечиться за границу. Но как быть простым людям? Ведь сфера здравоохранения у нас крайне запущена во всех отношениях, начиная от качества медицинского оборудования в больницах и заканчивая качеством подготовки медперсонала: многие сотрудники медучреждений просто покупают себе дипломы».

С запретом на зарубежное лечение чиновников согласен и председатель Комитета по охране здоровья ГД ФС РФ Сергей Калашников.
С запретом на зарубежное лечение чиновников согласен и председатель Комитета по охране здоровья ГД ФС РФ Сергей Калашников.

Председатель Комитета по охране здоровья Сергей Калашников, как и подобает доктору экономических наук, называет более прагматичные мотивы, которые приводит тот же источник: «Сейчас в сфере здравоохранения у нас настоящий коллапс. Вот вам пример: у нас учреждение делает в год 4 операции по эндопротезированию, в Германии же один врач делает 400 операций в год, а в учреждениях счет прооперированных идет на тысячи. И операция у нас длится 4 часа, а там – 40 минут. Есть разница?»

То есть проблема, если смотреть на нее с инженерной точки зрения, может быть отнесена к недостаточной производительности труда в отечественной медицине. По сведениям Сергея Калашникова – а глава профильного комитета парламента есть самый компетентный в вопросах здравоохранения представитель гражданского общества в стране, – один германский врач-эндопротезист работает с производительностью труда во сто раз более высокой, чем целая отечественная клиника. Во СТО раз!

И ведь нельзя сказать, что эта проблема в нашей стране не осознавалась, что ее не пытались решать. Пытались, и успешно. В первую очередь вспоминается опыт светлой памяти академика Святослава Николаевича Фёдорова, сделавшего массовыми и общедоступными микрохирургические глазные операции, применившего методы организации труда индустриальной эпохи к делу общественного – общедоступного – здравоохранения.

Академик Федоров когда-то успешно внедрял в отечественную медицину индустриальный подход.
Академик Фёдоров когда-то успешно внедрял в отечественную медицину индустриальный подход.

Говоря об индустриальных методах, мы должны вспомнить и об беспощадных законах экономики. Промышленное машинное производство возникло тогда, когда появился достаточно объёмный рынок. Именно за него сражались в океанах англичане и голландцы, а потом – англичане и французы. Именно поэтому победительница Великобритания стала и Мастерской Мира. И именно поэтому век назад полыхнула война, вызванная стремлением бриттов защитить свои азиатские рынки от деловитых подданных кайзера, нацелившихся на них своей багдадской дорогой…

И медицина – такой же рынок, который нуждается в платёжеспособном спросе. Упомянутая Калашниковым отечественная клиника – это как кустарь домашинной эпохи; кузнец, из Адама Смита, работающий на свою деревню. Германский врач же может быть соотнесен с серийным производством, которое когда-то – во времена того же Смита – производило иголки уже на национальный рынок. Он опирается на соответствующую инфраструктуру, оснащен специализированным оборудованием и инструментом, благодаря чему и тратит 40 минут на операцию…

Но самым главным является платежеспособный спрос. Едут в Германию пациенты со всего мира, везут туда деньги – есть возможность закупать специализированную технику и обеспечивать надлежащую специализацию медицинского персонала. Не будь этих денег – был бы возврат к стетоскопу и скальпелю… И это – самое главное! (Не проверял, но когда-то учили, что возврат раненых в строй был выше в Красной Армии, нежели в вермахте, благодаря массовой полевой хирургии.) Все остальное – вторично…

И вот сейчас депутаты Думы предлагают определённую разновидность протекционистских мер по отношению к отечественной медицине. Они хотят вернуть ей некоторое число платежеспособных пациентов. Создать условия, чтобы наши медики могли зарабатывать в нашей стране, леча состоятельных больных. Мера, конечно, неоднозначная (автор этих строк не сторонник протекционизма), но надо отметить, что абсолютно моральная. Ограничения накладываются на тех, кто зарабатывает деньги службой гражданам, и справедливо, если они окажутся в таком же положении, что и бόльшая часть жителей нашей страны.

Но все сказанное пока касается информационных технологий лишь в той степени, в какой они применяются в современном медицинском оборудовании. (Ну то есть практически повсеместно – помасштабней, чем в военной технике, пожалуй…) А вот теперь мы перейдем к роли в данных процессах информационных технологий как таковых. И для этого попросим пере(про)читать нашу статью «Список Турахона: какая технология может обратиться оружием и обрести статус Wunderwaffe двадцать первого века?», благо что сетевой формат издания позволяет сделать это легко.

Потеха с Watson кончилась – это теперь не массовик-затейник, но врач, могущий превратиться в инструмент политического давления…
Потеха с Watson кончилась: это теперь не массовик-затейник, но врач, могущий превратиться в инструмент политического давления…

Написана она год назад, когда ни о каком втором издании холодной войны и речи быть не могло. Но в ней высказывалось предположение, что та генетическая информация, которую использует искусственный интеллект (ИИ) Watson в роли медика, может быть использована для давления на государственных чиновников. Не буду его лечить – и всё! Когда-то говорили (не перепроверял), что в США для нужд биологической войны учили офицеров по программе медиков, но без принесения ими клятвы Гиппократа «Не навреди». Так ИИ клятв не приносит: что скажут, то и сделает…

И поэтому его возможности могут быть использованы как оружие: Watson является лучшим в некоторых областях врачом; хочет – будет лечить, хочет – нет… Вспомним: гипотезу об этом мы высказали тогда, когда никаких санкций и в кошмарном сне не было. Но Бисмарк оставил два завета – не воевать с Россией и смотреть не на намерения, а на возможности. И возможность такая – давления на чиновников, на членов их семей (гены не спрячешь) – есть, отныне и навеки… Без нарушения врачом клятвы Гиппократа, к которой компьютеры индифферентны.

Нет, конечно, есть люди запредельного мужества… В Испании рассказывали о франкистском коменданте города, сына которого в Гражданскую захватили ПОУМовцы и требовали сдачи, угрожая расстрелять юношу. Офицер потребовал телефонного разговора с сыном; спросил, исповедовался ли он, и, получив утвердительный ответ, сказал, чтобы тот исполнял свой долг, а он выполнит свой. Но лучше не ставить людей в такие условия, и запрет чиновникам лечиться за рубежом исключит канал давления на практическую политику нашей страны из-за рубежа.

Тем больше оснований будет вкладывать деньги в национальное здравоохранение, в национальные медицинские исследования, в том числе базирующиеся на информационных технологиях. Врачи-то неплохие у нас есть, их бы еще кормить получше и не делать бесправными перед бюрократической машиной. И не забывать, что национальные системы искусственного интеллекта ныне насущно необходимы!