Шок! Вот что чувствуешь, когда слышишь, что рассказывал на недавней конференции по проблемам цифрового века Винтон Сёрф. Отвечая на какой-то рутинный вопрос, Главный Архитектор сети Интернет, собственной персоной стоявший у истоков TCP/IP, сказал примерно следующее: приватность — сравнительно молодое изобретение, порождённая современным обществом аномалия, и совсем не факт, что она приживётся! И это во времена, когда всё прогрессивно мыслящее человечество (а к нему, похоже, принадлежит каждый, в чьи служебные обязанности не входит контроль над себе подобными) придерживается почти диаметрально противоположного: «Приватность — неотъемлемое право человеческого существа»?!

Что ж, поговорим о скучном. Что такое, собственно говоря, приватность? Английское словечко privacy, которые мы заимствовали и так часто в последнее время употребляем, уходит корнями аж в Древний Рим и означает способность человека или группы людей изолировать себя или информацию о себе от других членов общества. В литературном, осмысленном переводе на русский приватность есть неприкосновенность частной (или, как мы привыкли говорить, личной) жизни, включающая в себя как физический, так и информационный аспекты.

Сегодня приватность связана с анонимностью (то есть нераскрытием информации о личности) и информационной безопасностью (сохранностью приватных данных от чужих глаз). И, поскольку право на неё закреплено конституциями по крайней мере развитых стран как минимум сотню лет, то и воспринимается она как нечто само собой разумеющееся и потому всегда существовавшее.

Винт Сёрф не против приватности. Он только сомневается, что её удастся защитить.
Винт Сёрф не против приватности. Он только сомневается, что её удастся защитить.

Но тут-то и вмешивается Сёрф (он замечательный рассказчик, но веб-каст с той конференции ужасен по качеству; если интересно и готовы потерпеть, найдёте его здесь, в разделе «newest»). Приватность, по его словам, это феномен, появившийся на свет в результате промышленной революции и роста урбанистических сообществ, то есть сравнительно юное понятие. Античность и Средние века тайну личной жизни если и знали, то не ценили и не уважали. Но что древность, если даже в XX веке реализацию права на приватность считали обязательной не везде! Нам трудно понять древних римлян, которые испражнялись коллективно и выставляли напоказ свой быт, или средневековых хозяев, которые делили с гостями постель, но те из вас, кто вырос в деревнях, отлично поймут Сёрфа, рассказывающего про крохотный немецкий городок, где он жил в 60-х и где секретов от соседей попросту не было: каждый знал, чем занимаются другие.

Впрочем, проблема, как её видит Сёрф, не в том, что в тесных сообществах тайну личной жизни считают возможным в значительной степени нарушать и сегодня, а в том, что с развитием коммуникационных технологий гарантировать соблюдение приватности становится сложней. Он иллюстрирует это на известном примере с социальными сетями: вы можете случайно оказаться запечатлённым на фотографии с места, присутствие в котором желали скрыть, а потом так же случайно кто-то из ваших знакомых эту фотографию увидит — и тайна таким образом раскроется. Несмотря на условность примера, из него очевидна важная вещь: ни законы, дающие право на приватность, ни ваше желание её сохранить вам не помогли!

281113-2

Соцсети в некотором смысле сократили социальную дистанцию между членами больших сообществ и таким образом сделали их похожими на вышеупомянутые деревни, где возможность утаить что-либо от соседей практически отсутствует. А бороться с этим мы пока не умеем, потому что технологии развиваются слишком быстро: они выходят за рамки нашей социальной интуиции, опыта, здравого смысла.

К чему и ведёт Сёрф. Диктовать уважение к приватности законами не удастся. Поскольку приватность «получилась» случайно и недавно, то и поддерживать её возможно будет, лишь если общество договорится её уважать, выработает соответствующие социальные нормы, сформирует привычку. А для этого нам ещё какое-то время придётся пожить в мире, где приватность периодически нарушается: увы, учиться в данном случае возможно только на собственных ошибках!

С другой стороны, законодательные рамки, конечно, нужны, и попытки установить их будут — подтверждением чему слова другого интернет-авторитета, Тима Бёрнерса-Ли (на днях заявившего, что страх, воцарившийся в обществе после сноуденовских разоблачений, требует решительных мер для гарантирования приватности), и последняя инициатива ООН (буквально только что принята вчерне резолюция, призывающая членов организации проверить, насколько их местная практика сбора информации о гражданах конфликтует с правом человека на приватность в цифровом веке).

Забегая вперёд: это Safeplug, точка доступа в TOR для массового рынка. Приватность за 50 долларов - не без оговорок, зато и без лишних усилий.
Забегая вперёд: это Safeplug, точка доступа в TOR для массового рынка. Приватность за 50 долларов – не без оговорок, зато и без лишних усилий.

Таков невесёлый расклад по Винтону Сёрфу. Однако существует и альтернативная версия развития событий, гласящая: приватность, может быть, и страдает от техноугроз, но отстоять её нам помогут опять-таки технологии. Оглянитесь! Приватность уже доступна как добровольная опция: каждый желающий компьютерный или мобильный пользователь может задействовать один из многочисленных свободных инструментов, основанных на стойкой криптографии (TOR, Torchat, TORFone, Bitmessage, продолжите сами), и так защитить свои коммуникации. Да, защита не будет абсолютной: в каждом случае есть свои оговорки, тонкости, которые хорошо бы знать. Но для подавляющего большинства землян достаточно и такой — «потребительской» — приватности. Потому что даже в таком виде она обеспечивает беспрецедентное свойство: стойкость её при атаке «в лоб» более не зависит от людей и компаний, а только и исключительно от математики.

На очереди же приватность как продукт. Только что стартовали продажи Safeplug — 50-долларовой коробочки, работающей на пару с точкой доступа Wi-Fi и автоматически, без настроек и тому подобной технической ерунды, обеспечивающей обывателя доступом в интернет через TOR. С чего рядовому пользователю Сети желать приобрести такое устройство? Не только для защиты от АНБ и прочих спецслужб (которые, как сегодня ночью стало известно, и сведения о посещении порносайтов собирают…), но и для защиты от жадных до персональной информации бизнесов. Да, решение не без оговорок (пароли через него пускать нежелательно, телевидение вообще не пустишь и т. п.), но важен сам факт: тот, кто желает информационной приватности, сегодня может её получить безотносительно законов и обстоятельств.

Так что, может быть, приватность — аномалия. Но у нас есть оружие, чтобы её защитить!

В статье использованы иллюстрации Joi Ito, Андрей Кузнецов, g4ll4is.