О том, что населённость «интернета вещей» в этом году вдвое превысила численность населения планеты, мы рассказывали в материале «Вещевая сеть«. Приводили и сделанные специалистами аналитической фирмы J’son & Partners Consulting оценки перспектив развития рынка Internet of Things на период до 2020 года. Нынешний рынок в 14 млрд устройств обеспечивает ёмкость в денежном выражении $98 млрд. Ну а к 2020 году ожидается, что мировой спрос на устройства Internet of Things в количестве 34 млрд штук составит, по версии J’son, $359 млрд. Прогноз явно достоверный и предполагающий плавную эволюцию рынка.

А вот сейчас, в начале октября 2013 года, извечный конкурент J’son & Partners Consulting аналитическая фирма International Data Corporation (IDC) представила не просто более оптимистичный, но действительно поражающей воображение прогноз «Worldwide Internet of Things 2013-2020 Forecast: Billions of Things, Trillions of Dollars«. Согласно ему, к концу 2020 года на планете окажется не 34 млрд интернет-устройств, а семикратно больше, целых 212 млрд. (Заглянуть в сам оригинал отчёта IDC не даёт — просит за это 4,5 килобакса, примерно как Ходжа Насреддин в детстве показывал за два гроша зверя, именуемого котом…) Денежная же ёмкость рынка достигнет величины просто фантастической — $8,9 трлн! Почему фантастической? Возьмём да и сравним его с некоторыми величинами, известными из тех источников, которые за своё лицезрение денег не просят. ВВП США в 2012 году — $15,811 трлн. Государственный долг янки (грозящий повергнуть в панику финансовые рынки всего мира) — примерно столько же…

Промышленное производство США в 2010 году — аккурат перед тем, как янки затеяли массово возвращать индустрию домой («Промышленное производство возвращается в Соединённые Штаты«) составило $3,239 трлн. Промышленное производство Китая, где делается всё на планете, в том же году было $2,756 трлн. ВВП Поднебесной в 2012-м — $8,23 трлн. То есть аналитики International Data Corporation (а в фирме трудится около тысячи вполне квалифицированных и весьма хорошо оплачиваемых сотрудников) говорят о том, что рынок «интернета вещей» к концу 2020 года (а это через семь с небольшим лет) будет иметь объём больший, чем в прошлом году составил ВВП КНР, самой населённой и весьма промышленно развитой страны планеты. Будет иметь объём почти троекратно больший, чем три года назад имела вся промышленность США, с их хайтеком и сырьевыми запасами. Что это? Чрезмерный оптимизм? Ведь оценки тоже очень серьёзных и очень уважаемых аналитиков J’son & Partners Consulting в денежном исчислении в двадцать пять раз скромнее (в штуках, напомним, скромнее семикратно)…

Похоже, тут всё дело в парадигме, заложенной в прогноз. J’son & Partners Consulting экстраполировала в будущее структуру нынешнюю, с доминированием в ней очень нужных и полезных, но совсем дешёвых RFID (их на глазах начинает использовать логистика всё большего и большего объёма окрестных складов и магазинов). А обратим внимание: при семикратном расхождении в количестве устройств «интернета вещей» International Data Corporation прогнозирует двадцатипятикратное увеличение их стоимости. Следовательно — каждое устройство предполагается более дорогим и значительно более умным. И это именно так. Говорится о том, что в «интернете вещей» образца 2020 года окажется 30,1 млрд автономных устройств (30.1 billion connected autonomous things). По четыре штуки на каждого жителя планеты. Причём это не любой датчик, подключённый к Сети, которых нынче на человека в Глобальной паутине две штуки, а действительно автономное устройство. Единственным аналогом такового в квартире образца 2013 года пока что выступает пылесос — но вот он с Сетью пока не взаимодействует (что-то для перепрошивки там, на сервисном уровне, есть, но нужды при нормальной работе не возникает).

Реклама на Компьютерре

То есть речь в прогнозе IDC идёт о коренной перестройке всего, что нас окружает. Позволю себе длинную английскую цитату: «Ongoing development of smart cities, cars, and houses; Enhanced connectivity infrastructure; An increasingly connected culture». То есть — разумные города, автомобили и дома. Обратим внимание: в американской культуре автомобиль идёт впереди дома, хотя в этой сфере интенсивней, с самыми разными подходами, трудятся германцы из именитых фирм («BMW между интернетами людей и вещей«, «Особый путь Daimler AG к внедрению в свои машины искусственного интеллекта«). Подключённая инфраструктура и подключённая культура. Культура упомянута неспроста. Речь идёт о предстоящем внедрении таких инноваций, которые можно будет сравнить только с неолитической, индустриальной и информационной революциями. Ведь, по оценкам той же IDC, объём нынешнего ИТ-рынка составляет «только» $2,15 трлн.

То есть — возможна ли цифра, транслированная уважаемыми мировыми ИТ-изданиями? Может быть, возможна, но её правильность будет означать, что на наших глазах возникнет новый мир, подобно тому, как в неолитической революции возникал мир земледелия, а в индустриальной – мир промышленности… Что заставляет всерьёз рассматривать такой вариант? Скажем, планы Foxсonn нанять в течение трёх лет миллион роботов («Армия роботов«) при нынешней численности работников в миллион с четвертью… Как и то, что именно к 2020 году практически все крупные производители автомобилей планируют выпустить свои робокары. А тут уже пойдёт синергия. Роботизированному автомобилю очень удобно будет жить в роботизированном гараже: скажем, один запускает двигатель прогреться, а другой включает вентиляцию, не давая гаражу превратиться в душегубку и блокируя запуск двигателя, если с вентиляцией что-то не так… (Это самые простейшие примеры.) Дальше — управление движением на уровне дорожной сети. Вычисление загрузок, распределение транспортных потоков. (Те же разумные светофоры в простейшем случае.) Промышленный робот уже в нынешнем обличье вполне экономически рентабелен — при условии что к конвейеру ритмично подаются детали. Например, контейнер и поддон так и напрашиваются на то, чтобы подключить их к «интернету вещей», связать машину с машиной.

Масса применений есть для «интернета вещей» и в квартире. Ещё бумажная «Компьютерра» рассказывала, как настроить веб-камеру для наблюдения за жилищем. А сейчас навскидку очень хочется, чтобы пылесос умел взаимодействовать с охранной сигнализацией. Он, конечно, маленький и аккуратный, добросовестно фотографирующий мебель для построения топографической карты, по которой и проводит работу. Но объёмные датчики охранной системы реагируют на него всё равно. Когда непосредственно, когда ловя колебания штор. А как было бы удобно эксплуатировать всё-таки шумящее устройство в пустой квартире… А ещё — вопросы энергосбережения. Датчиков вокруг нас уже хватает, Wi-Fi в телевизоре уже есть — так выгода от выключения 180-ваттной плазмы на время, когда никого в комнате нет, может сохранить не слишком большое, но вполне заметное количество энергии. То же самое — с большей эффективностью — могут проделать и системы отопления. Так что речь будет идти о полной перестройке нашего окружения, унаследованного от индустриальной эпохи, на новое, достойное нынешней информационной эры. И скорость морального старения тут действительно может оказаться предельно высока — примерно как сейчас это происходит на рынке смартфонов и планшетов; после Nexus пользоваться чем-либо другим оказывается сродни мазохизму…

Конечно, сказать, что развитие «интернета вещей» действительно пойдёт таким образом, нельзя. Есть ведь «всегда завтрашние» технологии — вроде управляемого термояда… Есть технологии тупиковые — вроде воздухоплавания (хотя приятнее всего обозревать землю именно из корзины аэростата, особенно когда не ревёт и не греет спину пропановая горелка). Есть технологии неудачливые, такие как Betamax… Но перемены иногда всё же происходят — наглядным свидетельством чему нынешний мир ИТ. Лет двадцать назад он казался бы фантастикой. Поэтому может быть, что и прогнозы IDC окажутся реальностью: слишком уж близок «интернет вещей» общей идеологии информационных технологий.