После того как минувшей весной очки Google Glass оказались в руках простых пользователей, Сеть ожидаемо наполнилась отчётами о «первых шагах» (см. «Первые впечатления, первые вопросы»). По большей части то были безопасные домашние эксперименты, но рано или поздно «очкарики» должны были вторгнуться в сумеречную зону нравственности и права — совершив нечто такое, что будет оценено обществом неоднозначно. Нет, речь не о помывке в душе с включёнными Очками и не о хирургической операции, опять-таки уже заснятой на Очки. Речь, к примеру, о том, чтобы с включёнными Очками стать свидетелем эпизода физического насилия или действий правоохранительных органов. 4 июля, когда Соединённые Штаты отмечали главный национальный праздник, такой инцидент и приключился.

В тот вечер в народных гуляниях на курорте под Нью-Йорком участвовал некто Крис Баррет — один из тысячи счастливчиков, получивших бета-версию Google Glass. Планируя заснять фейерверк, он шагал сквозь толпу с включёнными Очками, привлекая совсем не много внимания (что, впрочем, неудивительно: смеркалось, публика была уже пьяненькая, народу много и т. п.). В какой-то момент услышал возгласы «Драка!» и, движимый скорее любопытством, нежели научным интересом, протолкался к месту событий. По пути его чуть не сшиб с ног полуобнажённый юнец — а секундами позже Крис стал свидетелем ареста того же молодого человека. В общей сложности в наручниках сцену покинули двое, плюс имел место разговор участников происшествия с полицейскими на повышенных тонах. Саму драку Крис, увы, не застал, но получившийся пятиминутный ролик (Очки всё это время работали на запись) выложил в YouTube, сопроводив комментарием: “Первая драка и первый арест, запечатлённые на Google Glass!” Едва ли он предполагал, что за этим последует.

090713-1

Ролик Баррета быстро попал в список самых обсуждаемых новостей на западных технофорумах и в СМИ. Комментаторы разглядели в нём живую демонстрацию трёх ключевых преимуществ, предоставляемых Очками, — преимуществ, давно сформулированных теоретически, но только сейчас, разом, невольно подтверждённых. Итак, во-первых, это более высокие шансы зафиксировать «на плёнке» неожиданное происшествие: Очки включены постоянно – и поймать с их помощью интересный момент легче, чем с мобильным телефоном или даже фотоаппаратом (профессиональные фотографы твердят об этом уже несколько месяцев).

Во-вторых, публика не осознаёт, что находится перед объективом. Посмотрите ролик Криса: ни арестованные, ни полиция, ни случайные прохожие не понимали, что их снимает камера. Рук «очкарики» не поднимают, никаких кнопок не жмут, резкость не наводят — просто глазеют, как и все вокруг.

И это даёт преимущество номер три: объём запечатлённых с помощью Очков деталей оказывается неожиданно большим. Публика снимать не мешает, так что «очкарик» может подобраться к месту действия вплотную. Что Баррет и проделал, зафиксировав в мелочах процесс ареста, диалоги между участниками, лица и прочее.

Крис Баррет. По собственному признанию, Очки надевает не так уж часто. Во-первых, по-прежнему не может привыкнуть: отвлекают. Во-вторых, на улице не дают проходу любопытные.
Крис Баррет. По собственному признанию, Очки надевает не так уж часто. Во-первых, по-прежнему не может привыкнуть: отвлекают. Во-вторых, на улице не дают проходу любопытные.

Как полагает Крис — повторяя, впрочем, давно сформулированную идею, – киберочки навсегда изменят так называемую гражданскую журналистику. Получив мобильный телефон, обыватель превратился в журналиста — но благодаря Очкам он сможет запечатлеть мир в немыслимых ранее подробностях: нас ждут свидетельства из первых рук из эпицентра самых разных происшествий! Незаметные, не упускающие ничего соглядатаи в электронных моноклях пропитают общество, и укрыться от их всевидящего ока будет негде. Кто-то дал этому феномену удачное название – Младший Брат. И вот вопрос: пойдёт ли появление Младшего нам на пользу – или навредит?

Не обязательно именно киберочки лишат общество остатков приватности; просто так уж сложилось, что именно Google Glass сейчас являются претендентом номер один на роль массового устройства, способного снимать людей без их ведома. Вероятные главные положительные эффекты в любом случае одинаковы — и, к сожалению, невелики числом: удар по преступности, заслон на пути произвола правоохранительных органов… и всё? Естественно, выиграет жёлтая пресса: таблоиды и так уже регистрируют каждый шаг знаменитостей, а Очки позволят, простите, заглядывать в рот, когда они сидят в ресторане. Но это едва ли большой плюс.

В процессе таких вот «полевых испытаний» выясняются ценные преимущества Очков. Например, тряска при съёмке «с головы» заметно меньше, чем когда снимаешь мобильником с рук.
В процессе таких вот «полевых испытаний» выясняются ценные преимущества Очков. Например, тряска при съёмке «с головы» заметно меньше, чем когда снимаешь мобильником с рук.

Зато побочных эффектов хоть отбавляй. Ребятки, которых Крис заснял Очками, и без его помощи уже стали звёздами “Ютьюба”: много кто из очевидцев снимал драку на телефон. Но что если, шагая к месту событий и крутя головой, благодаря непримечательности своей видеокамеры Крис Баррет запечатлел нечто такое, что не было поймано на смартфоны, да и не должно было попасть в кадр? Кто-то, устав от выпитого за день, прилюдно матерился — и завтра, когда его случайно опознает начальник (ролик-то вирусный, сотни тысяч просмотров), потеряет работу. Кто-то, может быть, изменял жене, и — спасибо Крису! — ещё одна ячейка общества теперь распадётся. К тому же в записи могут проявиться какие-то не подлежащие разглашению тонкости работы полиции, которая не воспрепятствовала съёмке только потому, что киберочки на голове Баррета были сочтены всего лишь элементом декора.

Короче говоря, нюансов масса — и не случайно, скажем, та же Google, будучи не в силах устранить все всплывающие спорные моменты, отказалась или ограничила очень похожую функцию Street View в своих картах в Германии и Индии. Но кто или что заставит Баррета и его последователей ограничить видеосъёмку в общественных местах? Строгое предупреждение в руководстве пользователя?

Впрочем, управа, конечно же, найдётся. Пройдёт ещё год или два, Google Glass и аналогичные продукты от других производителей появятся на прилавках. И в один прекрасный день прохожий, которому не по душе идея тотального «гражданского контроля», повинуясь интуитивному сигналу тревоги от направленного на него электронного ока, даст Крису Баррету или другому пионеру, простите, в морду. После этого будут, конечно, суды и пересуды, но, что важнее, у счастливых обладателей киберочков появится первый серьёзный повод задуматься: а стоит ли провоцировать окружающих, испытывать их терпение?

Правда, и на этом история не закончится. В отличие от снимающих на камеры и телефоны, у «очкариков» руки свободны, а отснятый материал уходит прямиком в облако. Так что они могут и будут защищаться, а видеосвидетельства случившегося позже станут аргументом в их пользу.