Рост рынка SEO-оптимизации за 2011 год достиг 18 процентов, в ушедшем году, по предварительным оценкам, – 19 процентов. По мнению экспертов Optimization-2012, объём рынка SEO на начало 2013 года должен перейти границу 10 млрд. рублей.
Мы поговорили с Олегом Щёголевым, основателем и руководителем сервиса SEMrush, известного своей опцией анализа стратегий конкурентов, – об истории развития стартапа, о глобальных трендах рынка SEO и о том, как апдейты поисковиков влияют на формат работы компаний в области поискового маркетинга.

558128_510753128960295_167098696_n


Олег, у SEMrush сегодня два офиса в США и Петербурге, оборот компании – 3 млн долларов. Как всё начиналось и каков функционал сервиса, который позволил вам быстро «выстрелить»?

Прежде всего, стоит сказать пару слов о нашей истории. Мы в SEO-индустрии с 2000 года. Где-то в 2007 году, когда в SEO произошёл новый виток закручивания гаек от поисковых систем, нам понадобилась новая аналитика, которая помогала бы понять, кто из конкурентов растёт, как быстро, как давно. Сначала эта аналитика была внутренней, однако потом, видя интерес со стороны наших коллег по цеху, мы сделали сервис для всех. Собственно концепция сервиса какой была, такой и осталась: помогать изучать опыт конкурентов, узнавать их секреты, экономить деньги на экспериментах, понимать, что происходит на рынке. На данный момент основная часть функционала построена вокруг данных из поисковых систем – кто какие позиции занимает по каким ключевым словам в органической выдаче, как размещаются в adwords, какие используют объявления, история изменения все этого. Считаем бюджеты конкурентов на adwords. Конечно, мы не можем угадать бюджет абсолютно точно, но порядок и динамику показываем исправно.

За счёт каких инвестиций развивался проект?

Как я уже сказал, изначально проект был внутренним инструментом, инфраструктурным. Но с самого первого этапа мы увидели огромный интерес аудитории к данным конкурентов, и интерес этот рос впечатляющими темпами. SEMrush вырастает каждый год в два раза уже на протяжении четырёх лет. Мы никогда не привлекали инвестиций для проекта – всегда рассчитывали только на свои силы. Сумму раскрыть не могу, извините.

Скажу только, что, с одной стороны, бутстрэппинг, возможно, лишил нас ещё большего роста, с другой стороны, – он позволил нам скрупулёзно и внимательно тратить имеющиеся финансы и развиваться эффективно. Я думаю, что инвестиции на начальном этапе убивают стартапы, разрушают их морально. Наш проект вот только сейчас дошёл до той стадии, когда я считаю привлечение инвестиций оправданным. Но пока конструктивных предложений не поступало: либо хотят много, либо предлагают мало.

Мне, конечно, трудно сказать, насколько стартап в области SEO-оптимизации “сложен” по сравнению с бизнесами в других IT-отраслях. Я практически всё время был в SEO-индустрии. Думаю, часть успеха была связана с тем, что мы очень хорошо представляли потребности аудитории, представителями которой, собственно, и являлись. Но, возможно, IT-стартапам, работающим с «железом» и делающим killer application, без ранних инвестиций не обойтись.


Кто является основными вашими клиентами – корпоративные интернетчики или представители компаний?

Во-первых, это непосредственно компании. Похвастаюсь, что нашим сервисом пользуются Forbes, Paypal, Expedia. Во-вторых, это SЕО-агентства – наш продукт добавляет им масла на хлеб. Только из штатов у нас около 1500 агентств. Что касается России, то тут народ больше ориентируется на Яндекс, поэтому клиентов, конечно, меньше. В-третьих, это и самостоятельные специалисты по SЕО: бывает, в день до тысячи регистраций доходит.

Кого SEMRush называет своими конкурентами?

Тут очень всё многогранно. Прежде всего, стоит отметить, что у нас много баз для разных географических рынков. И практически в каждом регионе есть сервисы с аналогичными предложениями. На американском рынке это SpyFu. На российском рынке – недавно появившийся SpyWords. Последний гораздо больше, чем мы, заточен под российский рынок, и потому ему развиваться в России попроще, чем нам. Мы же основные свои усилия всё-таки направляем в сторону англоязычной аудитории. Всё-таки на Западе больше интересуются секретами конкурентов.

Есть ли какая-то специфика составления баз для Рунета? Сложно поддерживать полноту баз?

Какой-то особой специфики нет – базы для Рунета строятся точно так же, как и для остальных регионов. Не могу сказать, что русскоязычная база для нас является сколько-нибудь приоритетной. С точки зрения выгоды русскую базу мы держим больше из патриотизма, чем для прибыли. По поводу полноты базы: тут ситуация сложная. Google в одном из своих исследований приводит такие данные: 16 процентов запросов каждый день поисковик получает впервые. Я имею в виду, что на самом деле сделать базы полными нет никаких шансов. Относительно цифр я бы сказал так: у нас рекурсивный алгоритм – при сборе US базы рост останавливает примерно на 40 млн ключевых слов. С русской базой чуть сложнее: она получается около 7 млн и до 6 млн обрезана сверху по техническим причинам.


Почему вы не работаете с “Яндекс”?

Мы даже не собираемся работать с “Яндекс” в ближайшие годы. Связано это, в первую очередь, с только зарождающимся интересом нашей аудитории к анализу конкурентов. С Google работаем и в русском, и в американском сегменте. Но также работаем с рынками Великобритании, Германии, Испании, Франции, Австралии и другими.


На Ваш взгляд, что изменилось в российской SEO-индустрии в последние годы?

Самое основное, на мой взгляд, – это как раз то, что интерес к сервисам анализа конкурентов наконец-то стал ощутимым. Когда мы показывали наш сервис несколько лет назад в Рунете, нам два человека из трёх говорили: “Зачем тратить деньги на анализ? Мы лучше пойдём ссылок купим”. Это, конечно, очень расстраивало. Сейчас всё изменилось. Об этом же свидетельствует и появление у нас локальных соперников.

Думаю, такая тенденция, прежде всего, связана с обострением конкуренции. В сентябре 2010-го в русском сегменте Google мы встречали только 8 процентов ключевых слов, содержащих adwords, в то время как в американском было в это же время 18 прцоентов. Сейчас статистика такова: 52 и 53 процента соответственно.

Какова специфика SEO-оптимизации в Рунете? Насколько у нас велика доля «чёрных» методов SEO, и как в этих условиях живётся «честным» компаниям?

Я думаю, ни для кого не секрет, что русскоязычные “чёрные” оптимизаторы всегда, в первую очередь, концентрировались на западном трафике. Но в определённый момент смена технологий и возрастающая конкуренция приводили к тому, что растущий Рунет начинал привлекать больше внимания. Причём, я бы сказал, это касается не только противостояния технологий Google vs Yandex. С нашей стороны хорошо видно, как в Google.ru есть определённая доля методик, которые для американского сегмента Google уже “отыграли”. Наличие “чёрных” методов специфично не только для Рунета и для поисковых систем – скорее, это такой же, как и все остальные, рынок, где с ростом конкуренции количество порядка увеличивается, мелкие игроки уходят. А крупным компаниям нечестные технологии несут больше рисков, чем прибыли. Думаю, что ситуация будет значительно улучшаться.

Помимо SEMrush, у вас есть ещё и один из самых популярных тулбаров для seo-оптимизаторов – SEOQuake. Он был предшественником нынешнего проекта? Как на данный момент обстоят с ним дела?

Идея SEOQuake появилась где-то в марте 2006 года. У нас был тулбар для внутрикорпоративных нужд, который облегчал создание сайтов на фрихостах. Мы, создавая его, получили определённый опыт в расширениях для Firefox. Нам очень хотелось видеть параметры сайтов сразу в браузере, а не пользоваться различными отдельными программами, которые к тому времени были уже достаточно нестабильны в работе. Так летом 2006 года появился SEOQuake. Он позволял решать большинство задач, показывая ситуацию в поиске на лету. Это было очень революционно в то время.
SEOQuake сыграл очень важную роль для SEMrush – многие уже знали и любили SEOQuake, поэтому продвигать и развивать новый сервис было намного проще.

Не буду скрывать: за последний год интерес к SEOQuake немного упал. Сейчас ежедневная аудитория в Firefox – около 100 тысяч и стабильно сохраняется. А в Google Chrome – примерно 120 тысяч и плавно растёт. Конечно, жаль, что аудитория SEOQuake не растёт на 100 процентов в год, как это было раньше, но не падает – и то неплохо. Признаться, мы сейчас SEOQuake никак не развиваем. И я думаю, что для стартапа это важно – определиться с приоритетами и развивать «главный» продукт, не тратя время на отшлифовку «побочного».

Что бы Вы посоветовали начинающим предпринимателям, чтобы их стартап “выстрелил”?

Не брать инвестиции и работать 18 часов в сутки. Помнить: «В моей компании я всегда во всём виноват». Даже если ошибку сделал кто-то из подчинённых – виноват ты, глава проекта. Ты не помог, не уследил и, вообще говоря, возможно, нанял неправильного человека. Вот такое обострённое чувство ответственности, как мне кажется, – один из главных факторов успеха.