Производитель мобильных телефонов Motorola Mobility, несколько месяцев назад купленный Google, работает над секретным проектом под названием “X phone” (“телефон икс”). Цель: создать смартфон, способный если не превзойти, то по меньшей мере соперничать на равных с последними моделями телефонов Apple и Samsung. Проектом руководит Лайер Рен, в прошлом работавший над Google Maps. Об этом сообщило сегодня издание Wall Street Journal со ссылкой на собственные источники в компании.

О том, что представляет собой “икс” в данный момент, журналистам Wall Street Journal узнать не удалось. Зато им стало известно, какие запланированные особенности Phone X так и останутся на бумаге из-за того, что инженеры Google и Motorola не сумели их реализовать.

Согласно первоначальному замыслу, cуперсмартфон должен был обладать гибким экраном, способным менять форму. Сейчас уже ясно, что гибкого экрана не будет. С другой идеей – ударопрочным корпусом из керамики – тоже ничего не вышло. А жаль: керамический Phone X с гибким экраном занял бы достойное место в списке самых странных продуктов Google.

Гибкие телефоны - красивая, но совершенно бесполезная идея
Гибкие телефоны – красивая, но совершенно бесполезная идея

Важным плюсом Phone X должны были стать софт для изготовления панорам и встроенная камера, делающая снимки с более насыщенными цветами, чем камеры в других телефонах. Но тут конкуренты подложили свинью: пока в Google и Motorola собирались, появился iPhone 5, у которого нет проблем ни с цветами, ни с панорамами.

Одни функции пали жертвой непредвиденных трудностей с поставщиками и организацией производства. Другие пришлось урезать из-за технических ограничений: оказалось, что идеи, кажущиеся привлекательными в теории, на практике мгновенно съедали заряд батареи.

Но кое-какие козыри у Google и Motorola всё же остаются. Не так давно Google приобрёл компанию Viewdle, которая занимается дополненной реальностью и технологиями распознавания лиц и жестов (см. видео). Не исключено, что какие-то из наработок Viewdle найдут дорогу в “икс”.

У этой новости есть и другая сторона – возможно, не менее важная. Phone X ставит точку в спорах о том, зачем Google понадобилась Motorola Mobility. Чтобы не повторяться, процитирую прошлогодний пост о проблемах, которые могут возникнуть в результате слияния Google и Motorola.

Есть две теории, объясняющие цель сделки. Обе в конечном счёте сводятся к тому, что Motorola Mobility станет оружием в войне между Android и iOS, но радикально расходятся в том, каким именно образом Google распорядится ресурсами производителя мобильных телефонов.

Согласно первой теории, в Google устали от периферийных стычек с Apple, которые ведутся руками партнёров. Теперь компания якобы планирует атаковать Apple самостоятельно, выпустив собственный мобильный телефон и планшет с Android. Это к тому же даст Google полный контроль над качеством продукта, которое у других производителей нередко бывает далёким от идеала.

Сторонники другой теории предполагают, что Motorola Mobility приобретена не ради телефонов (которые и в самом деле не пользуются особым спросом), а ради патентов. Сколько их у Motorola, нетрудно представить. Речь идёт о компании, которая изобрела мобильные телефоны как таковые и выпустила самый первый мобильный телефон. Если существуют патенты, которые способны положить конец бесконечным патентным войнам, которые ведут производители смартфонов, то они хранятся в архивах Motorola.

Оба варианта способны существенно поменять расклад сил на мобильном рынке — и необязательно к лучшему. Попытка выпустить собственный телефон неизбежно подорвёт доверие других производителей к Google. Из независимого разработчика Android компания в одночасье превратится в непосредственного соперника. Строить же бизнес на основе платформы, принадлежащей конкуренту, — это существенный риск. В Samsung, похоже, уже задумались об альтернативе Android на тот случай, если события будут развиваться по самому пессимистичному варианту.

За время, которое прошло с тех пор, опасения производителей мобильных телефонов с Android не рассеялись. Но если в прошлом году у них не было особого выбора (Windows Phone не вариант), то теперь у Android наклюнулись соперники. Появление на рынке Phone X подтолкнёт их к переходу с Android на Firefox OS и мобильную Ubuntu.

А вот для Google многое изменилось. К 2013 году Samsung успел вырасти до масштабов, которые начинают причинять создателю Android дискомфорт. Эта корейская корпорация выпускает каждый второй телефон с мобильной платформой Google, продающийся в мире, и остаётся едва ли не единственным производителем, не считая Apple, которому удаётся зарабатывать на этом. Другие либо откровенно убыточны, либо перебиваются мизерной прибылью.

Ещё немного, и встанет вопрос о том, кто в действительности контролирует Android: Google или Samsung. Если Samsung откажется от Android или хотя бы от приложений Google, это станет ударом, который эта платформа может и не пережить. Дело идёт к тому, что Samsung будет диктовать Google свои условия, а не наоборот. На таком фоне выпуск Phone X кажется уже не предательской атакой на союзников, а оборонительным ходом.

Впрочем, рассуждать об этом устройстве в таких терминах, скорее всего, преждевременно. Нет никаких оснований ожидать, что Phone X победит всех только потому, что его разрабатывают Google и Motorola. Скорее, наоборот: прошлые достижения и той и другой компании заставляют усомниться, если ли у “суперсмартфона” будущее.

Доля Motorola Mobility на рынке осенью прошлого года опустилась до трёх процентов. Старейшему производителю мобильных телефонов не удаётся конкурировать не то что с Apple и Samsung, но даже с Huawei и ZTE – китайскими компаниями, названия которых ещё недавно никто не знал (а большинство не знает до сих пор).

Опыт Google в области производства гаджетов нельзя назвать ни богатым, ни позитивным. Ни один гаджет, выпущенный Google, не стал бестселлером. Несмотря на свои очевидные достоинства, и смартфоны, и планшеты Nexus продаются хуже, чем их менее совершенные аналоги без логотипа Google.

Есть сомнения, что причина этого как-то связана с керамическими корпусами или гибкими экранами.