Драма, поставленная Эдвардом Сноуденом, пока ещё остаётся ярчайшим событием летней ИТ-сцены. Но в эти самые часы за кулисами готовится ещё один потенциальный хит. Главные действующие лица вам хорошо знакомы — это компании Apple и Samsung, последние пару лет не устающие выяснять, кто из них имеет больше прав на концепции современного смартфона и планшета. Понедельник, 5 августа, должен был стать своего рода кульминацией двухлетнего спора, вознести одну и унизить другую. Однако в последний момент актёры поменялись ролями — и эта неожиданная, моментальная перемена обещает много интересного в ближайшие годы.

Началось всё в апреле 2011-го, когда американская компания Apple обвинила южнокорейскую Samsung в «раболепном копировании» внешности iPhone (корейцы тогда только приступали к раскрутке бренда Galaxy). За ответом дело не стало: две недели спустя уже Samsung обвинила Apple в заимствовании дизайнерских и технических решений (см. «Яблочко, да не от яблони», «Яблоко раздора»). Того, что было дальше, в подробностях не помнит уже никто. Юристы корпораций мутузили друг друга буквально всем, что попадалось под руку: в ход пошли десятки патентов на косметические, программные, аппаратные свойства смартфонов и планшетов, иски подавались в суды, кажется, всех развитых стран, от Соединённых Штатов и до Японии, к разборкам привлекались регуляторы, пресса, были даже встречи в частном порядке — так, впрочем, ничем и не закончившиеся.

Естественно, были и частные победы и поражения, вплоть до миллиардной компенсации, присуждённой Apple американским судом год назад. Однако спросите даже самых дотошных знатоков — и вряд ли кто-то из них сможет сегодня дать ответ, выплатила-таки Samsung этот миллиард или в какой-то из последующих апелляций ей удалось отбиться. Короче говоря, уже прошлым летом вся эта возня настолько всем надоела, что за ней мало кто следил. Но сами участники не успокоились. И вот шестьдесят дней назад Международная торговая комиссия США (ITC), рассматривая претензию Samsung, согласилась признать нарушенным один из самсунговских патентов — и предписала запретить импорт некоторых продуктов Apple в Соединённые Штаты Америки. После чего наступила звенящая тишина, если вы понимаете, о чём я.

Изучать нарушенный патент подробно не имеет смысла: смартфоны защищаются сотнями, если не тысячами патентов, и при желании любой производитель всегда найдёт в чужой конструкции что-то, к чему можно небезосновательно придраться. Если же в общих чертах, то схема нарушения в данном случае следующая. Samsung владеет патентом на некоторые механизмы сотовой связи 3G. Такие (тесно привязанные к промышленным стандартам) патенты принято лицензировать на условиях FRAND — что расшифровывается как разумное и недискриминационное лицензирование (не бесплатно, но дёшево и по одной цене для всех). Только вот Apple отчего-то не соглашается приобрести даже такую лицензию. Возможно, дело в том, что взамен Samsung просит у Apple тоже предоставить кое-какие патенты, но это только догадка, а факт — Apple пользуется чужим патентованным решением бесплатно.

Реклама на Компьютерре

ITC, несмотря на своё название, — это федеральное ведомство при правительстве Соединённых Штатов. Внесудебный орган, гарантирующий честность, чистоту рынков: отсутствие подкупов, нарушений авторских прав, опять же злоупотреблений патентами. Споры он решает быстрее, чем суд, и в некотором смысле имеет больше власти — например, вправе наложить запрет на реализацию продукта. Что, собственно говоря, и было сделано в случае с Apple — которая, как и большинство американских ИТ-корпораций, производит своё железо за пределами страны.

Согласно решению ITC, с 5 августа ввоз на территорию США смартфонов iPhone 3GS и 4 (последний ещё производится), планшетов iPad 3G и 2 3G (последний тоже ещё производится), должен быть прекращён. Спасти Apple от позора (изобретатель смартфона лишился права его продавать!) и убытков могло чудо либо вмешательство президента страны, имеющего право наложить вето на вердикт ITC. И, протянув до последнего момента, президент вмешался: в субботу, под весьма размытым предлогом (даже перевести его на русский не просто; нечто вроде «личной оценки различных мнений в контексте их влияния на конкурентные условия в стране и последствия для потребителя»), ответственный чиновник из президентской администрации разрешил продолжить ввоз «Айфонов» и «Айпадов».

Обжаловать президентское вето Samsung не может, но она, конечно, может попробовать отстоять свой патент обычным путём, через суд. Правда, займёт новое разбирательство месяцы, так что к моменту, когда и если по делу будет вынесено положительное решение, iPhone 4, вероятно, уже снимут с производства (а «Пятёрка» потребует нового дела). К тому же американская судебная система взяла моду решать патентные споры мягко, денежными штрафами, так что того эффекта, который произвёл бы запрет на импорт, Samsung, скорее всего, уже не добиться.

Комментируя вмешательство правительства, эксперты и представители промышленных ассоциаций сходятся на том, что оно (вмешательство) было бы оправданным только в случае очевидной угрозы нацбезопасности или телекоммуникационной инфраструктуре страны. Ни того ни другого в деле «Apple против Samsung» нет. А есть простой частный спор о честной конкуренции. И, получается, честности теперь и недостаёт. Западная пресса пока ещё стесняется называть вещи своими именами, но за неё это сделали заокеанские партнёры. Правительство Южной Кореи уже в понедельник «выразило озабоченность» решением Соединённых Штатов помочь своей компании и последствиями для будущего патентной системы в мире, отношений правообладателей. А южнокорейская пресса прямо назвала случившееся протекционизмом.

Точка в споре Apple и Samsung, естественно, не поставлена. В пятницу та же ITC выносит решение уже по претензии к «Самсунгу», да и в судах баталии ещё предстоят. Однако если до сих пор всё это был лишь бизнес, то теперь, после вмешательства администрации Обамы, запахло политикой. В вопросах патентного права на международной арене Соединённые Штаты выступают сторонником «твёрдой руки». Но встав на защиту «родной» Apple, выказали двуличность. Теперь аналитики и не замешанные в споре американские производители боятся, что Америке этот случай припомнят: когда однажды придётся спорить с иностранными партнёрами о патентах и авторских правах в сферах поважнее смартфонов.