Компьютеры нынче не в фаворе. Обыватель не испытывает при виде их ничего близкого тому сверхъестественному ощущению, которое рождал вид дисплея и клавиатуры всего-то, скажем, двадцать лет назад. Персоналка стала ещё одним устройством из категории бытовой электроники, сродни утюгу и стиральной машине. И, может быть, оттого переживаешь какую-то особенную гордость и волнение, когда узнаёшь, что самым богатым человеком Земли снова стал простой компьютерщик. 57-летний американец, взрастивший компанию со скромным названием «Микрософт», на днях занял первую строчку в списке миллиардеров Bloomberg Billionaires Index. Его состояние оценивается без малого в 73 млрд. долларов.

Главным соперником Билла в рейтингах толстосумов последние годы был мексиканский магнат Карлос Слим — персона чрезвычайно интересная сама по себе, поскольку во многих смыслах Слим является диаметральной противоположностью Гейтсу. Первый строит многомиллионное «умное» поместье и пишет о высоких технологиях, второй по сей день носит дешёвенькие часы и обходится без компьютеров. Роднят их две вещи: оба держат состояния в сильно диверсифицированных портфелях ценных бумаг и оба активно занимаются благотворительностью. Впрочем, до Гейтса Слиму всё-таки далеко: Билл (хоть и не без помощи друзей вроде Уоррена Баффета) истратил на филантропию, похоже, больше, чем кто-либо в истории человечества. Оценка потраченного на данный момент сводится к сумме немногим меньше 30 миллиардов долларов.

Bill-Gates-1

Но чем же таким занимается основатель Microsoft, что тратит такие деньжищи, а состояние его не только не уменьшается, но и напротив — выросло до рекордной величины? Понятное дело, подобные фокусы возможны только с ценными бумагами, а вложениями денег Гейтса по его поручительству занимается созданная специально под него управляющая компания Cascade Investment LLC. О деятельности Cascade известно немного, но в общем рисуется такая картина: акций собственно родной Microsoft у Билла немного, и вплоть до прошлой осени их доля в портфеле стабильно уменьшалась, достигнув одной пятой. В настоящий момент бумаги Microsoft составляют четверть гейтсовского портфеля. Остальное вложено в бизнесы, слабо или никак не связанные с информационными технологиями, от биотеха и железных дорог до утилизации мусора, судостроения и прочего. Так вот, нынешний рывок на вершину миллиардерского хит-парада Билл совершил отчасти благодаря железным дорогам и мусору, а в значительной степени – благодаря Microsoft, поведение акций которой после ухода Гейтса с поста гендиректора в 2000 году оставляло желать лучшего (они безвольно болтались в нешироком коридоре), но в последние полгода выстреливших вверх.

Microsoft сегодня и на протяжении последних десяти лет — загадка. С одной стороны, она терпит провал за провалом, промахиваясь и пропуская важные технологические повороты: Windows Vista, Windows Phone провалились чисто, а Windows 8 оказалась настолько ужасной, что вместо того, чтобы подтолкнуть буксующую PC-индустрию, дополнительно тормозит продажи персоналок (см. «Вялый старт Windows 8»). Однако при этом компания стабильно увеличивает годовую выручку, платит квартальные дивиденды, наслаждается хорошими продажами серверного и офисного софта, правдами и неправдами заполучила третье место в списке самых востребованных смартфонных платформ (Blackberry уступила позиции). Последние полгода были особенно тяжёлыми, и всё-таки акции её вырвались на пятилетний максимум (под 35 долларов за штуку) и вплотную приблизились к максимуму десятилетнему. Если пробьют и его — откроется прямая дорога к высотам, достигнутым в годы бума дот-комов (под 60).

Bill-Gates-2

Всё это заставляет спросить: а так ли уж плох Стив Балмер в роли руководителя? Заняв кресло CEO в 2000 году, он до 2006-го руководил компанией фактически на пару с Гейтсом, который оставался Главным Софтверным Архитектором. После того как Билл переквалифицировался в филантропа, Балмер правит единолично. И — да, он пропустил разворот на тач-смартфоны, проморгал планшетки, да, говорят, он тиран, не терпящий возражений и подчинённые либо соглашаются с ним, либо увольняются. Но посмотрите на акции Microsoft! Инвесторы снова верят в неё, а это дорогого стоит. Инвесторы словно бы ушли в противофазу: всеобщая любимица Apple потеряла с осени почти половину своей рыночной стоимости, а Microsoft только с зимы выросла почти наполовину.

Внезапная реанимация интереса к Microsoft уже заставила многих аналитиков (ещё недавно настроенных резко негативно, см. двухлетней давности «Балмер должен уйти») изменить своё отношение к майкрософтовскому CEO. В Балмере вдруг начали ценить харизму. Как капитан корабля, который и на спокойном море, и в шторм должен самим своим видом вселять в пассажиров уверенность (Я. Всё. Знаю.), так и глава одной из крупнейших технологических компаний должен иметь определённые качества — например, не быть скучным и не поддаваться на провокации прессы и крупных акционеров. Торстен Хайнс, Тим Кук, Мег Уитман, Джинни Рометти, Брайан Кржанич — что вы знаете о них, да слышали ли вообще эти имена? Но скажите «Балмер» — и перед глазами сразу встаёт экспрессивный здоровяк, уверенный в себе на сто пятьдесят процентов.

Ballmer_and_Gates

Самоуверенность прощают не всем и не всегда, свежий пример чему — печальная судьба Рона Джонсона, строителя Apple Store, с позором выгнанного недавно из JCPenney (см. «Удастся ли повторить успех магазинов Apple?»). Но Балмер ещё поборется. У недовольных им крупных держателей акций Microsoft пока недостаточно власти, чтобы продавить смену генерального. Да и Билл Гейтс, когда-то смотревший на Балмера косо, теперь своего старого товарища и коллегу поддерживает, очевидно, полагая, что лучшего пока не найти.

Впрочем, вернёмся к Гейтсу. Размеры личного состояния явно беспокоят его меньше, чем вопрос, что ещё общественно-полезного можно совершить на эти деньги. Сейчас он акцентирует внимание на поиске вакцин от болезней, убивающих человека в возрасте от месяца до пяти лет: Билл верит, что все они излечимы, если только приложить достаточно усилий к разработке вакцин и собственно вакцинации. Проблема в том, что в странах третьего мира нет платёжеспособного спроса на такие препараты и, как следствие, для этих рынков медикаменты не производят (см. «Билл Гейтс и каталитическая филантропия»). Так что Гейтс пытается катализировать процесс: он полагает, что если помочь благотворительным организациям оплатить приобретение вакцин для бедных стран, запустится нормальный коммерческий цикл, а дальше машина поедет сама. Ведь едет же без него уже седьмой год Microsoft!