Группа Lulzsec известна многим. В прошлом году их хакерская деятельность привлекла внимание к анонимусам пристальное внимание спецслужб и прессы – хотя, казалось бы, куда уж больше. Развязка истории была ожидаемой: группа была деанонимизирована ФБР, а её члены задержаны. Им запрещено пользоваться интернетом. Один из них, известный под ником Topiary, рассказал изданию The Guardian, как ему живётся после всего этого.

Джейк Дэвис, также известный как Topiary, был выпущен под залог с условием, что он не будет пользоваться интернетом. Казалось бы, он должен воспринимать это как личную трагедию, однако, оказывается, ему это даже приятно. Вот что он говорит:

“Я с уверенностью заявляю, что перманентное отсутствие интернета сделало меня более целостной личностью. И как представитель молодёжи, которая сидит, уткнувшись в экран, каждый день, я бы никогда не подумал, что скажу это. До того [как мне запретили пользоваться интернетом] отсутствие Сети виделось мне невыносимым, но теперь (не хочу, чтобы это звучало как откровение, явившееся мне потому, что я так резко “завязал”), просматривая логи моих онлайновых чатов (которых полно в материалах моего дела), я не понимаю, зачем всё это было”.

Он, впрочем, не говорит, что поначалу переносить это было легко. Ему также сложно жить, не пользуясь сервисами Google и он признаёт, что жизнь стала скучнее (но всего на каплю).

“Всё дело, по большей части, не во внезапной простоте повседневности – как вы можете догадываться, многие простые задачи внезапно стали сложными. Но я могу просто закрыть глаза и не видеть все это мигающие формы и звуки уведомлений, к которым я привык с подросткового возраста и которые можно ассоциировать только с постоянными компьютерными марафонами. Мой сон теперь крепок и не прерывается, а книги стали намного более интересными. Паранойя полностью испарилась. Я могу описать это чувство как долгожданное избавление от ранее испытываемого дефицита внимания”.

Он предлагает каждому делать в своей жизни передышку от интернета – пусть на неделю – и рассказать, удалось ли достичь того же эффекта. “В любом случае, это никому не повредит”, – говорит он.