Минэкономразвития и региональные правительства обещают к 2014 году развернуть два десятка лабораторий, которые позволят детям получить доступ к современному производственному оборудованию и работать над новаторскими проектами. На обустройство каждой лаборатории из бюджета выделят до 10 миллионов рублей.

История Fab Lab – производственных лабораторий начинается вовсе не с Минэкономразвития, а с профессора Массачусетского Технологического Института Нила Гершенфельда. Работая над удивительными проектами в области интернета вещей и физических вычислителей, он пришёл к выводу, что нуждается в собственной лаборатории, где можно было бы изготовить что угодно.

Закупив фрезерные станки с программным управлением, лазерные резаки и прочие дорогостоящие игрушки, Гершенфельд обнаружил, что большинство времени начал посвящать тому, что обучает всех желающих работать со своим оборудованием. От студентов не было отбоя: каждый приходил с интересным проектом и рвался изготовить необычный гаджет.

В своей речи на конференции TED 2006 Гершенфельд приводит примеры проектов: студентка-скульптор создала “мешок для крика” – портативный герметичный контейнер, в который можно крикнуть, и никто вокруг не услышит, а потом выйти на улицу и “выпустить” вопль из мешка; другая группа студентов создала фабрикатор, собирающий предметы из Lego; третья – будильник, требующий доказать, что ты проснулся. И так далее, и так далее.

Fab Lab в Амстердаме, изображение из Wikipedia

“Благодаря студентам я понял, что главное достоинство собственноручного изготовления – это продукты, рынок которых – один человек, их создатель”, – говорит Гершенфельд. Такие продукты, по его убеждению, не предназначены для продажи в супермаркете и вместо этого позволяют их автору осознать и подчеркнуть свою индивидуальность. “Fab Lab – это не просто IT для народа, а разработка IT для народа”, – эта цитата из речи Гершенфельда сгодится на лозунг.

Как несложно догадаться, одной мастерской дело не кончилось. Инициативу было решено расширить, и сейчас, в 2012 году, по всему миру открыто более ста лабораторий Fab Lab. “Земледельческие инструменты в Индии, паровые турбины для конверсии энергии в Африке, антенны и тонкие клиенты…” – загибает пальцы Гершенфельд, с гордостью перечисляя полезные проекты, реализованные в удалённых филиалах Fab Lab. Некоторые из разработок имеют не учебный, а совершенно практический характер, и из них вырастают коммерческие организации.

Один из самых амбициозных проектов - экологичный дом, созданный в барселонской Fab Lab

В лаборатории пускают не только студентов: тут разрешается производить эксперименты даже детям. По словам Гершенфельда, молодёжь настолько увлекается разработками, что некоторых невозможно выпроводить даже ночью.

Казалось бы, это благороднейшая инициатива, которая должна найти широкую поддержку. Однако не всё бывает столь радужно. “В Вашингтоне я хожу в каждую организацию, которая хочет вести диалог, но наши идеи чужды им и требуют преодолевать межведомственные барьеры. Во многих случаях для правительственных организаций оказывается просто незаконным давать простым людям в руки средства создания, а не потребления технологий”, – рассказывает Гершенфельд.

Сможет ли в России процветать то, на что в США государственные ведомства косятся с подозрением и не спешат поддерживать? Пока что никаких преград не видно: в Московском институте стали и сплавов уже функционирует первый российский Fab Lab. В июне 2012 года МИСиС и организация ОАО “РВК” подготовили документ «Центры молодёжного инновационного творчества, созданные по модели Fab Lab», а в начале августа 2012 года в Москву приехала Шерри Ласситер, менеджер программ Массачусетского технологического института и представитель Fab Foundation.

Если всё и дальше пойдёт так, как запланировано, то в России будет функционировать самая крупная сеть Fab Lab в мире. Будет также реализована образовательная программа Fab Academy, благодаря которой на семинарах зарубежные эксперты смогут вести лекции по видеоконференцсвязи.

Получится ли перестроить кружки детского и школьного творчества на новый, современный лад? Пойдут ли на пользу все упомянутые миллионы рублей? Не заглохнет ли дело через месяц после торжественного разрезания ленточки? Мы столько раз наблюдали негативные примеры, что загадывать даже боязно. Но это не повод впадать в уныние раньше времени. Затея-то отличная.