Вчера депутаты всех фракций Госдумы (“Единая Россия”, “Справедливая Россия”, КПРФ и ЛДПР) внесли на рассмотрение российского парламента очередные запретительные поправки к законам «Об информации», «О защите детей» и «О связи». Поправки предполагают создание единого государственного реестра, в который будут вноситься доменные имена или универсальные указатели веб-страниц, а также сетевые адреса сайтов с информацией, запрещённой к распространению в России. То есть в первую очередь это детская порнография, пропаганда наркотиков и психотропных веществ, а также информация, побуждающая детей к самоубийству (точнее, описывающая, как совершить самоубийство).

Предполагается создание некоего “федерального органа исполнительной власти, уполномоченного правительством” (наиболее вероятным претендентом пока считается Роскомнадзор), который будет по собственному почину включать в реестр площадки с детским порно, наркотиками и инструкциями по суициду. В остальных случаях потребуется решение суда.

Законопроект также предусматривает возможность участия в ведении реестра некоей некоммерческой организации (НКО), зарегистрированной в России и владеющей необходимыми для этого техническими средствами. Собственно говоря, такая организация ещё в конце прошлого года предлагала внести данные поправки: депутаты, представившие законопроект, и не отрицают, что опирались на разработки “Лиги безопасного интернета”. “Лига”, правда, предлагала назначить ответственным за “чёрный список” противоправных ресурсов всё тот же Роскомнадзор.

Как отмечает “Коммерсант”, один из соавторов проекта – депутат Елена Мизулина вполне открыто признаёт отсутствие какого-либо единого перечня информации, запрещённой к распространению на территории России:

Критерии, определяющие такую информацию, содержатся в Уголовном кодексе, КоАПе, законах “О противодействии экстремистской деятельности”, “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию”, “О государственной тайне”, “О персональных данных” и других.

Это, в свою очередь, немедленно вызывает вопросы о степени волюнтаризма, которую готов будет допускать “федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный правительством” при определении того, какую информацию считать незаконной.

Справедливости ради надо заметить, что в проекте прописана вполне здравая процедура: по обнаружении страницы (не всего сайта, а только страницы) с противоправным контентом уполномоченный орган уведомляет об этом хостинг-провайдера, а тот — владельца сайта. У того есть сутки, чтобы удалить спорную страницу. Если он этого не делает, доступ к контенту ограничивается принудительно — либо хостером, либо интернет-провайдером.

При этом у владельца сайта, а также хостинг- и интернет-провайдеров есть право обжаловать решение уполномоченного органа в течение трёх месяцев. Впрочем, вот это предложение выглядит как раз малоосмысленным: заблокированному сайту проще будет перебраться на другую площадку, нежели доказывать, что его закрыли безосновательно.

Больше всего проблем может возникнуть у социальных сетей: как заявил “Ведомостям” пресс-представитель “ВКонтакте” Владислав Цыплухин, обработка “потока запросов на закрытие незаконных страниц” потребует огромных средств и ресурсов.