Спасибо Facebook, интернет-компании снова в центре всеобщего внимания. Но просто ради удовольствия, попробуйте на минуту забыть об акциях, инвестициях, план-схемах, тарифных планах и прочем подобном. Сфокусируйтесь не на действующих лицах, а на декорациях за их спинами.

Фоном для деловых баталий служат весьма необычные и, пожалуй, даже роскошные интерьеры. Google, SAP, Valve Software, Facebook и, кажется, каждый стартап, добившийся мало-мальских успехов (хотя бы в вопросе привлечения капитала), нынче строит своё рабочее пространство в соответствии с принципом, получившим название open space — что в литературном переводе с английского означает «открытый офис». Кубиклы, почти полвека ассоциировавшиеся с процветанием и современным подходом к проектированию рабочего места, уходят в прошлое.

Впрочем пора бы уже! Последняя офисная революция случилась в 60-х годах XX века. Именно тогда на смену классическим униформистским принципам организации офисного пространства — скучным рабочим столам для сотрудников низшего звена, выстроенным по линейке в затылок друг другу, и таким же скучным, наглухо изолированным кабинетам для начальства, превращающим контору в подобие тюрьмы — пришёл кубикл. При помощи тонких перегородок всего-то в человеческий рост дизайнеры смогли подарить личный кабинет каждому офисному трудяге. И пусть места там хватало лишь на стол да стул — избавленный от внешних раздражителей, ощущающий собственную значимость, обитатель кубикла работал лучше.

Как и полагается, идею опробовали и удостоверили её ценность молодые высокотехнологические компании (по легенде, движение куб-пионеров возглавляла Intel). Но эффект от внедрения получился таким сильным, что сказался не только на производительности коллективного труда.

В заслугу кубиклам ставят, к примеру, смену роли женщины в бизнес-среде: разделив офисную территорию, они дали слабому полу шанс на самореализацию (как обстояли дела до появления кубиклов, можно представить по замечательному сериалу «Безумцы»). Так что вполне заслуженно на протяжении без малого четырёх десятилетий кубиклы были символом современного офиса: удобного, красивого, экономичного, легко поддающегося перепланировке.

Интерьеры Facebook. Кубиклы? Какие кубиклы?
Интерьеры Facebook. Кубиклы? Какие кубиклы?

Однако за годы службы к ним накопилась и масса обоснованных претензий. Прежде всего работодателей, увлечённых куб-архитектурой, стали подозревать в эгоистическом желании втиснуть как можно больше голов на единицу площади. И если эта фраза кажется вам несколько… животноводческой, то так оно на самом деле и есть: офисы с сотнями кубиклов за глаза давно уже называют «фермами».

Кроме того, ограничив сотрудника стенами крохотной кабинки, дизайнеры ограничили и его физическую активность. Даже детям неподвижность разрешена дозами не более 40 минут кряду — в чём же провинились взрослые, обречённые проводить на двух квадратных метрах весь рабочий день?

Всё это, а может быть ещё и накопившаяся жажда перемен (где видано, чтобы мода длилась десятилетиями?), привело к тому, что лет десять назад на Западе проявился новый тренд. Сейчас уже трудно расставить детали в хронологическом порядке, но можно утверждать, что началась офисная весна XXI века со смены цветов: привычная серо-бело-чёрная гамма уступила место ярким зелёному, красному, жёлтому. Цвет, считавшийся до того несовместимым с процессом умственного труда, пустили в офис. Вслед за ним стали популярны стеклянные стены — сделавшие пространство визуально больше, светлей. А после стены рухнули совсем. Освободившееся же место заполнили массой приятных вещей, не имеющих никакого отношения к бизнесу: диванами, баскетбольными мячами, досками для рисования, мягкими игрушками и прочей ерундой, которой более пристало лежать в детском саду, нежели в офисе.

Несерьёзно? Да! Но самые серьёзные, самые денежные и перспективные компании XXI столетия взяли на вооружение этот новый принцип организации рабочего пространства — принцип, получивший известность как open space. В некотором смысле это возврат к истокам, к тем же столетней давности общим рабочим помещениям без стен и перегородок, с которых начиналась офисная история. Но аналогия справедлива лишь до известной степени.

Открытый офис XXI века не случайно избавлен от строгих линий и прямых углов: он — не просто скопище человеко-мест, где каждый сам по себе и сам за себя, но территория, стимулирующая взаимодействие между сотрудниками посредством уничтожения видимых и воображаемых преград, иерархии и (хотя бы внешне) порядка. Вот почему ещё его называют полигоном группового мышления: предназначение открытого офиса — поднять эффективность интеллектуального труда за счёт постоянного коллективного мозгового штурма.

Площади, занимаемые под такие офисы, часто столь велики, что с рабочими зонами соседствуют зоны отдыха, а компании выдают своим сотрудникам механические средства передвижения между отделами. Отсюда диковатое увлечение нулевых: мода на служебные самокаты и велосипеды (в обновлённом головном отделении Facebook педальный транспорт сегодня — буквально часть рабочего процесса). А Honda вчера показала вот такое маленькое чудо: робосамокат Uni-Cub. Цель - всё та же, облегчить жизнь офисному трудяге
Площади, занимаемые под такие офисы, часто столь велики, что с рабочими зонами соседствуют зоны отдыха, а компании выдают своим сотрудникам механические средства передвижения между отделами. Отсюда диковатое увлечение нулевых: мода на служебные самокаты и велосипеды (в обновлённом головном отделении Facebook педальный транспорт сегодня — буквально часть рабочего процесса). А Honda вчера показала вот такое маленькое чудо: робосамокат Uni-Cub. Цель – всё та же, облегчить жизнь офисному трудяге

Всё вместе это создаёт неповторимую ауру творческой свободы, особенно привлекательную для молодых людей. Стоит ли удивляться, что меньше чем за десять лет open space стал доминирующим принципом офисного устройства, по крайней мере на Западе? Согласно статистике, от половины до трёх четвертей работников умственного труда в Соединённых Штатах (не только бизнес, но и образование, общественные организации и пр.) к настоящему моменту обитают в открытых офисах.

Но — парадокс! — чем более прочные позиции занимает идея open space, тем чаще её критикуют. Взять хотя бы иллюзию расширения личного пространства. Полагаете, исчезновение стен увеличило площадь, приходящуюся на одного сотрудника? Ошибаетесь. За последние сорок лет в тех же США среднестатистическое количество квадратных сантиметров в расчёте на одну офисную голову уменьшилось в два с половиной раза, сделав заметный рывок после отказа от кубиклов. Говорят, скупые работодатели это давно подметили. И если первоначальной целью open space была эффективность коллективного труда, теперь всё чаще открытый офис организуют для экономии на аренде. В таком случае личного имущества у сотрудников может не быть вообще: и стол, и стул, и всё прочее приходится делить с коллегами.

А тут начинать бить тревогу уже психологи. Не каждый и не всегда способен продуктивно работать в условиях «общаги». Постоянные шум, толкотня, отсутствие своего угла гарантируют стресс, ослабляют концентрацию и способность впитывать новые знания, а в конечном счёте бьют по результативности. В чересчур экономном открытом офисе нет места для талантливых одиночек — а ведь именно эти «асоциальные элементы», склонные к затворничеству, часто служат креативными двигателями для бизнеса. Богатые компании вроде той же Facebook о проблеме знают и её учитывают, предоставляя звукоизолированные помещения для уединения. Но мелкому бизнесу такая роскошь не по карману.

Критики указывают и ещё на один нюанс: нельзя просто переселить рабочий коллектив из кубиклов в открытый офис и ждать «увеличения надоев». Скорее всего в таком случае производительность даже упадёт! Чтобы пилюля open space сработала как надо, совершенно необходима совместимая с принципом открытого пространства атмосфера внутри коллектива.

Нужна свобода взаимодействия, свобода самовыражения, свобода инициатив. Выстроенные на родственных связях, иерархически окостенелые постсоветские предприятия и организации — канонический пример того, когда с открытостью лучше не заморачиваться.

Впрочем у нас о тонкостях офисного устройства пока не особо и задумываются.