Заметка “Google+ и настоящие имена: скрывать или не скрывать?” вызвала весьма активное обсуждение, и это показывает, что тема достаточно злободневна. Позволю себе добавить свои собственные десять копеек в продолжение оной. В первую очередь, хотелось бы заметить, что я лично – не как журналист, а как рядовой пользователь и просто человек – категорически против тотальной деанонимизации. Причина не только в privacy, хотя, конечно, мне совершенно не хочется, чтобы посторонние люди “гуглили мою подноготную”, как это, говорят, сейчас делают рекрутеры на Западе; да и если кто-то начнёт просто так “шуровать” по непубличным аспектам моей жизни, мне это не понравится категорически.

Есть и ещё одна причина. Кстати, её коснулась Дана Бойд, говоря про технарей: никнеймы часто говорят о человеке больше, чем его гражданское имя. Особенно в каких-либо субкультурных кругах, где это – модный обычай. Мода эта, однако, выросла спервоначалу из насущной необходимости. Из конспиративной необходимости, если угодно. С тех самых времён, когда за причастность к какой-либо молодёжной субкультуре вне ВЛКСМ можно было схлопотать по шапке самым серьёзным образом и лучше было не знать гражданских имён друг друга вообще. Это если говорить про СССР; на Западе у неформалов тоже бывали проблемы, и нередко.

Сейчас, конечно, в такой конспирации в среде неформалов необходимости нет, но обычай называться каким-то особым, сугубо индивидуальным (хотя бы на первый взгляд) именем держится и перетёк из подпольных сборищ в блоги.

Да и, в конечном счёте, что может, например, сказать о человеке его паспортное имя – скажем, Василий Фёдоров? Да ничего, что имя, что фамилия – безликие и общераспространённые. А вот назови его знакомым его «погоняло» – «Иностранец», – и все сразу поймут, о ком речь.

Так что в каком-то смысле противники деанонимизации отстаивают своё и всех остальных право на самоидентификацию и уникальность. И пусть в них, со строго рациональной точки зрения, необходимости сейчас никакой нет. Зато право есть.

С privacy, однако, вопрос очень непростой. В то время как Фонд электронного фронтира и другие правозащитные организации, живота не щадя, сражаются за вашу и нашу свободу, бомбят пресс-релизами, гремят публицистикой и потрясают воззваниями, достаточно весьма поверхностного взгляда на блоги, чтобы обнаружить более чем массовую привычку – особенно у молодых людей – “жить наружу”, не скрывая ничего и ни от кого.

Где вы были, с кем пили, где гуляли, насколько хорош в постели ваш партнёр и глуп начальник на работе, что вы чувствуете по поводу этой треклятой жизни – расскажите о том всем: Twitter, “Вконтакте”, Facebook, Livejournal (пока работает)! Всё для вас 24×7. Всё наружу, всё прозрачно, как замятинские стены. Правда, почему-то как антиутопию данное положение вещей никто из “живущих наружу” и не воспринимает.

Тенденция появилась не вчера: ещё в 2002 году El Pais опубликовал статью “Тотальная порнография” (перевод на InoSmi.ru – оригинал уже недоступен). Презанятное чтиво, хоть статье девять лет уже. Только с тех пор маятник так и летит в направлении всеобщей открытости.

Правда, на каком-то этапе может оказаться, что «живущий наружу» стал объектом совсем не желательного для него внимания — в диапазоне от вызова на ковёр к обматерённому в ЖЖ начальству до «наезда» со стороны мрачных накаченных фигур. И тогда возникает вопрос: а стоило ли выкладывать наружу вообще всё?

Для нынешнего старшего поколения любая попытка человека обратить на себя внимание было чуть ли ни преступлением. Причины тому лежат на поверхности и объяснения не требуют. Сегодня, с одной стороны, всё по-другому, а с другой — всё очень даже по-старому: в деревнях в прежние века все всё друг про друга знали, вот и сейчас не прочь узнать. Не всегда с альтруистическими целями.

Но есть одно очень простое и универсальное средство защититься от того, чтобы ничего лишнего про вас в Сети не появилось.

Это мозг.

Включаем его и принимаем как данность, что, например, «общие знакомства» – штука малопредсказуемая и что можно знать много лет нескольких людей и даже не заподозрить, что они знакомы между собой. Соответственно высказанное — или написанное — в сердцах и по матери может аукнуться столь же малопредсказуемым образом.

Признаём, что никто из живущих не обязан пользоваться ни одной социальной сетью, требует она регистрации под собственным именем или нет; признаём, что главным сторожем своей личной жизни является человек. Администрация социальной сети обязана защищать вашу личную информацию лишь в той степени, в которой это подразумевает действующее законодательство (той страны, где расположены серверы означенной сети) и EULA. Не более того. Программное foolproof-обеспечение может спросить и переспросить, убеждены ли вы в том, что хотите, например, расшарить в Google+ изображение из чужого «полузакрытого» альбома. Если вы упрямо сказали да, то обвинять потом никого не стоит. Ни вам, ни вас.

Интернет может изменить нашу жизнь и скорректировать общепринятый набор ценностей, но самую суть человеческого общества он изменить не в состоянии (и слава богу). Это, среди прочего, означает, что в цифровую эпоху остаётся и, учитывая скорость распространения информации, становится даже более чем когда-либо справедливой самая что ни на есть “аналоговая” поговорка: слово не воробей, вылетит – не поймаешь.

Для того чтобы компрометирующие фотографии, реплики или эпитеты, чирикнув, не вылетели наружу — за пределы вашего круга безопасного общения — и не накакали на голову в самый неподходящий момент, достаточно просто как следует подумать и трезво оценить защищённость вашей информации от тех глаз и ушей, которым она не предназначена. А также вероятность того, что защита может дать сбой – вплоть до того, что френд по социальной сети скопирует интересненькую фотку из вашего закрытого фотоальбома и вывесит её на всеобщее «лайканье» просто так.

Паранойя? Нет, осмотрительность и осознанность действий. И тогда никакая тотальная деанонимизация, если вдруг такая напасть, вопреки своей маловероятности, всё-таки случится со временем, никому не повредит.