Как и было предсказано, на конференции для разработчиков Google I/O объявили о начале бета-тестирования музыкального сервиса Google Music. Как известно, в состоянии “бета” разработки Google могут пребывать исключительно долго, иногда годами. Возможно, и данный сервис “зависнет” в этом состоянии на продолжительный срок – просто потому, например, что его бета-версия – лишь половина того, что хотели сделать разработчики.

Хотели, но не сделали. Кто не дал – отдельный вопрос. Пока же приходится констатировать, что запущенный Google сервис – не более чем онлайновое хранилище музыкальных файлов, которое даёт лишь одно-единственное преимущество: позволяет хранить вашу аудиотеку “на облаке” и получать к ней доступ с любого устройства при условии, что оно работает под управлением Android.

Встроенного музыкального магазина в Google Music нет, так что файлы придётся закачать на серверы Google самостоятельно. Размер аудиотеки не должен превышать двадцати тысяч треков. Есть и другие ограничения: сервис доступен только обитателям США, новые пользователи смогут получать к нему доступ только по приглашениям (по крайней мере на стадии беты), при этом приоритет будет у посетителей конференции I/O и обладателей планшета Motorola Xoom.

Короче говоря, Google “склонировал” запущенный ещё в марте сервис Amazon Cloud Drive. Если бы Google запустил такой сервис первым, было бы, как говорится, круто, а так – невольно на ум приходит гора-мышеродительница…

Появление Amazon Cloud Drive вызвало у крупных правообладателей (лейблов то есть) приступ священной ярости и повышение уровня содержания юристов в штате. Дело в том, что Amazon не стал покупать у них никаких лицензий. И мало того что не стал, так ещё и окатил лейблы – видимо, в терапевтических целях – ведром холодной воды, заявив, что не собирается нести ответственность за то, какую музыку будут загружать на серверы пользователи Cloud Drive. Знакомая позиция, не так ли?

Лейблы раззадорились пуще прежнего, и в итоге Amazon всё-таки volens-nolens пришлось начать договариваться с правообладателями. Теперь он, говорят, пытается выбить лицензии для себя весьма “агрессивным” манером.

А Google? А именно несговорчивость лейблов и стала причиной, по которой запуск Music Beta оказался преждевременными родами. Для таких функций, как музыкальный магазин или общий проигрыватель наподобие интернет-радио в Last.FM, понадобится или лицензия, или армия адвокатов (без гарантий успеха, естественно).

“В общем и целом, поступили делового характера требования, которые мы сочли неразумными и которые не позволяют нам создать устойчивый и масштабируемый музыкальный бизнес”, – цитирует New York Times слова Захавы Левайн, директора по партнёрским взаимоотношениям в области контента подразделения Google Android, которая и возглавляла переговоры с правообладателями.

По Кремниевой долине, говорят, ходит карикатура, на которой лейблы изображены в качестве тролля под мостом, пытающегося обдирать проезжающих, как липку.

“Они склонны рассматривать всё это не как возможности для себя, а как чьи-то попытки получить преимущество за счёт их бизнеса, – заявил New York Times Фред Голдринг, юрист, работавший на музыкальную отрасль, а теперь занимающийся инвестициями в медийной и технологической сферах. – Пока они не поймут, как заставить новую технологию играть на них, они с места не сдвинутся. А когда, наконец, они расшевеливаются, оказывается уже слишком поздно”.

Откровенно говоря, лейблы не просто так подозревают технологические компании в том, что их пытаются подвинуть их на их же собственной территории. Они не только доходы теряют: сама музыкальная отрасль, кажется, мало-помалу утрачивает самостоятельность. По мере того как интернет в массовом сознании всё больше становится чем-то вроде водопровода, а музыка соответственно его неотъемлемой и обязательной частью, она сама по себе обесценивается – при этом её становится всё больше и больше.

В конце 2010 года издание “Звуки.ру” провело весьма подробный анализ этой ситуации – с неутешительными для индустрии прогнозами.

А на прошлой неделе один из крупнейших мировых лейблов – Warner Music Group – был продан русскому олигарху, бизнесмену российского происхождения Леониду Блаватнику, у инвестиционной компании которого – Access Industries – есть активы в таких сферах, как недвижимость, природные ресурсы и развлекательная отрасль. В частности, ей принадлежат крупные пакеты акций в российском холдинге “Амедиа”, в нефтяной компании ТНК-BP и в “Русале”. В Warner Music Group Access инвестировал ещё в 2004 году, а теперь – за 3,3 млрд долларов выкупил целиком.

Сделка была явно осуществлена “на опережение”: нынешние владельцы другого крупнейшего лейбла – EMI – также ищут, кому бы продать ненужный им более актив. Уже попадались предположения, что и этот лейбл в итоге достанется Блаватнику, который, учинив беспощадные сокращения, объединит оба лейбла в одну структуру, “…чтобы всех их созвать, воедино собрать и единою чёрною волей сковать”. Правда, пока это лишь предположения, чтобы не сказать домыслы.

Ещё одна новость по поводу утраты музыкальной отраслью своей самостоятельности и самостийности: Леди Гага, главная поп-звезда последних двух лет, договорилась с производителем игры FarmVille – компанией Zynga, и специально по случаю скорого выхода её нового альбома в игре открыта специальная секция GagaVille, где на грядках можно отыскать ещё не вышедшие композиции с будущей пластинки.

Poets of the Fall, великолепная инди-рок-группа, свой путь к популярности начала с песни, написанной для игры Max Payne 2, и поныне вовсю пишет музыку к компьютерным игрушкам:

Всё это уже довольно давно было предсказано: контроль над “музыкальными потоками” перейдёт от лейблов, с их вечной граничащей с паранойей консервативностью, к куда более удалым и прытким технологическим компаниям. Которые не будут, правда, получать с музыки и доли тех же доходов, что и лейблы в эпоху расцвета материальных носителей. Равно как не будут, скорее всего, и тратиться на раскрутку новых артистов. Впрочем, это уже другая тема, по которой было изведено немало килобайтов