Наверно, многие помнят гугловский сервис Wave. Открывали его достаточно помпезно, посвятили ему целую полуторачасовую презентацию. Wave должен был позволить пользователям быстро и удобно общаться, а также встраивать практически любой контент в “волну”-ветвь обсуждения (и работать над контентом совместно). И всё это в реальном времени: видно даже, как другие участники вводят текст. Но проект закончился провалом. Почему?

К сожалению, видимо, практически никто, кроме создателей, не понял, как с этим сервисом обращаться. Вседозволенность оставлять комментарии кому угодно и где угодно приводила к тому, что в течение нескольких минут группа радостных новичков, получивших инвайт, играла с “волнами”, а потом, загадив одну-две, уходила, чтобы не вернуться никогда. Кто же дал этому амбициозному проекту свет, и почему его должным образом не протестировали, прежде чем выдавать результат публике? На эти вопросы на сервисе Quora ответил некий аноним, представившийся сотрудником Google. Конечно, верить или не верить этой информации – личное дело каждого (в конце концов, каждый может написать где угодно что угодно), но тем не менее. Вот что он пишет:

“Я не работал напрямую над Wave, но вот то, что я знаю по этому вопросу.

Ларс Расмуссен (создатель Google Maps) собирался покинуть Google, но в Google очень хотели, чтобы он остался. Поэтому, когда он предложил делать Wave, ради него было нарушена куча правил и внутренних регуляций. В результате его команда практически единолично занималась проектом, без надзора со стороны штаб-квартиры компании.

Частью сделки стали условия, что к Wave будут относиться как к стартапу. Базовые оклады сотрудников были достаточно низкими, но к ним должны были прилагаться бонусы, которые помогли бы вейвовцам обогатиться в случае успеха проекта.

Во время соглашений по поводу Wave и создания самого продукта главной частью уравнения было “большое вознаграждение в случае успеха”. Что касается “наказания за провал”, то эта часть практически не обговаривалась. Это сделало весь проект практически беспроигрышным для сотрудников.

Но поскольку большая часть бонусов была привязана к производительности команды разработчиков, у них было больше мотивировок сделать что-то в срок, чем создавать действительно качественный, отлаженный продукт. Продукт начал страдать как раз тогда, когда разработчики стали стараться всё делать вовремя.”

Что было дальше, догадаться несложно. Анонимный сотрудник Google подтверждает мои подозрения: Wave тестировали в основном внутри команды разработчиков. Они-то, конечно, уже были знакомы с продуктом и использовали его так, как было запланировано. То есть работали в нём, общались… В реальности же вседозволенность, которую они развели в Wave, начисто исключает производительный процесс обсуждения чего-либо, а запутанная структура “волн” ещё больше сбивает простого пользователя с толку.

Если верить анониму, то Ларс по-настоящему верил в проект на 100 процентов. Вот что говорит этот сотрудник Google по этому поводу:

“После того как Wave закрыли, Ларс оставался в компании столько, сколько нужно было, чтобы убедиться, что его людям достойно заплатили, после чего незамедлительно ушёл в Facebook.”

Он также замечает, что Wave не был экспериментом Google в плане построения радикально нового проекта. Это был эксперимент по новому подходу удержания в стенах компании талантливых людей. В результате много средств улетело практически в никуда, а Ларс Расмуссен всё равно ушёл. Хотя вот в Apple тоже экспериментировали, когда уволили Джобса в 80-х практически сразу, как тот начал тянуть одеяло на себя. Тоже ничего хорошего не вышло.