Как-то в одном подкасте я услышал про одного учёного, который исследует один доселе неизвестный язык. Когда-то носителей этого языка было на Земле больше, чем людей. Постойте, людей? Кто же тогда эти существа? Это луговые собачки, грызуны отряда беличьих. Язык, на котором говорят эти животные, изучает профессор Кон Слободчиков из Университета Северной Аризоны.

Поскольку то, что говорилось в этом подкасте, наконец-то опубликовали в текстовом виде, я не могу не поделиться с вами этим материалом. Если кому-то лень читать его полностью и на английском, то небольшую выжимку помещу здесь:

Луговые собачки

Сначала, когда Слободчиков начал изучать луговых собачек, он не мог различить, чем отличается крик животного, предупреждающего своих сородичей о приближении ястреба, от крика животного, предупреждающего о койоте (кстати, собачками их называют именно за звуки, напоминающие лай, которые они производят). “Это звучит примерно так: “чи-чи-чи”, – говорит учёный. Однако ему показалось, что в этих “чи” есть что-то, чего он пока не понимает, и он принялся за анализ.

В результате ему удалось установить, что тональность и продолжительность каждого “лая” немного отличается в зависимости от ситуации. Например, они не просто кричат при возникновении опасности, у них есть специальные позывные “опасность: человек”, “опасность: койот” или “опасность: ястреб”.

Более того, лай луговых собачек при появлении разных людей немного отличался. После некоторых исследований стало понятно, что животные “говорят”, например: “Вот идёт высокий человек в синем” или “Вот идёт низкий человек в жёлтом”. К тому же луговые собачки, оказывается, кое-что смыслят и в геометрии. Например, они могут отличить треугольник от круга (но квадрат от круга не отличают).

Помимо этих сигналов, которые можно расшифровать в зависимости от ситуации, грызуны производят и множество других повседневных звуков, но что они значат, пока что установить не удаётся.

Похоже, социальные животные намного умнее, чем мы себе представляем.