Мы живем в сложном и плохо управляемом мире. Как повысить качество принимаемых решений? Мне кажется, что самый эффективный путь – перестройка системы управления так, чтобы на каждом ее этаже сама логика ее работы подталкивала управленца к нужным решениям.

В последнее время меня занимает проблема управления иерархическими системами с противоречащими интересами разных уровней организации. Этот интерес связан с многоуровневым отбором в гибридогенном комплексе зеленых лягушек. Однако в этой колонке я буду говорить о том, что касается большинства читателей – о функционировании социальных систем. Я начну с рассмотрения простого сценария. По счастью, по основному месту работы я не сталкиваюсь с подобными типом отношений, но кое-что помню по временам, когда имел отношение к бизнесу, а что-то знаю по рассказам заслуживающих доверия людей.

Представим себе Предприятие, занимающееся Нужным Делом. Раз так, уполномоченные социумом управленцы принимают решение, что за деятельностью этого предприятия (и всей отрасли) должны надзирать специальные Контролирующие Инстанции. Принимаются Законы и Инструкции – для упрощения последующего разговора примем, что все эти документы разрабатываются исключительно с благой целью. Они регламентируют все, что надо – в том числе работу и предприятий, и Контролирующих Инстанций.

Что происходит, когда контролеры прибывают на предприятие? Рассмотрим типичный, простой и, на самом деле, относительно благополучный сценарий.

Главный инспектор заходит в кабинет руководителя и говорит следующее. «Мы прибыли к вам с проверкой. Мы обязаны обнаружить у вас нарушения и наложить штрафов не меньше, чем на миллион (цифра условна). Вы можете до завтра сами указать нам на требуемое количество недостатков и выразить нам соответствующую благодарность. Не захотите – будем искать сами и найдем не на миллион, а на десять».

Что делать руководителю? Можно пожаловаться на вымогательство. Эта Инспекция найдет недостатков на двадцать миллионов, Суперинспекция – еще на тридцать, а сам руководитель переселится в тюрьму.

Можно самим показать какие-то свои некритичные нарушения, заплатить миллион официально и еще миллион дать в виде «благодарности» (= взятки) наличкой. Эту наличку надо откуда-то взять – и не из зарплаты. Придется ее как-то отмыть. Отмывающие пойдут на дополнительный риск, и часть отмытого должна по справедливости остаться у них.

Можно сказать «нет, мы не нарушаем Законы и Инструкции», и наблюдать, как профессионалы накладывают штрафы на десять миллионов – накопают, все равно накопают, а если и не накопают, то просто так навесят. По следам нарушений к руководителю придут другие Ответственные Лица, а ему даже не будет чем от них откупиться – он ведь пытался работать по правилам.

Все ясно. Надо выбирать второй вариант.

Не торопитесь говорить, что руководитель, который частью наскирдованного смог откупиться от проверяющих, плохой человек. Плохой-то он плохой, но, вероятно, не изначально. Его сделала вором и взяточником система, которая, как мы помним, построена ради благих целей. Иные рассмотренные нами варианты действий руководителя хуже и для него, и для предприятия. И не забывайте: за этими проверяющими придут следующие. Их будет интересовать выполнение утвержденного плана работы, защита персональных данных работников, лицензирование программного обеспечения, расходование бюджетных денег, метрологическая поверка измерительной техники, противопожарная безопасность, соответствие ГОСТам и ТУ, соблюдение квот, санитарно-гигиеническое состояние, выполнение трудового законодательства, хранение токсичных веществ и прекурсоров, выплата лицензонных отчислений, утилизация отходов, загрязнение среды, сертификация оборудования, защита государственных секретов, ведение бухгалтерской отчетности, соблюдение Особых Инструкций и еще черт знает что. Разница только в сумме (часть – безналом, часть – налом), которая нужна, чтобы они ушли восвояси и дали возможность работать дальше.

Граждане, ощущающие неэффективность работы всей отрасли (а чего еще можно ожидать при таких-то правилах?) поддержат власть, которая пообещает создать еще дюжину Контролирующих и Сверхконтролирующих Инстанций, чтоб навести порядок. Власти, которых достал этот вечный барбеспорядок, предусмотрят нормативы, которые побудят эти Инстанции работать без устали. Руководство предприятий под гнетом новых поборов пустится во все тяжкие. Интересы, во имя которых принимались управляющие решения, станут еще призрачнее.

Вы можете сказать, что ключевое звено в нарисованной мной печальной картине – инспектор, который пришел с проверкой. Он ведь должен выполнять служебные инструкции и действовать по совести, не так ли? Давайте рассмотрим его возможные способы действий.

Зарплата проверяющего состоит из двух частей: базовой ставки и премии, зависящей от суммы наложенных инспекцией штрафов. Его доход может расти благодаря получению взяток. Если он будет получать взятки, он будет рисковать; ему придется делиться с начальством и брать взяток столько, чтобы при необходимости откупиться от Суперсинспекции.

Можно работать по совести, искать только настоящие нарушения и радоваться, когда их нет. Взяток не будет, а премии лишится не только «правильный» инспектор, но и его коллеги и начальники. Может, коллеги и потерпят дурака-правдолюбца, но не бесконечно. Когда к ним придет Суперинспекция, от нее надо будет откупаться, и для этого нужна будет наличка.

Итак, план по штрафам надо выполнять по любому. Какой способ действий менее разрушителен? Конечно, лучше всего поставить проверяемого перед тем выбором, который мы рассмотрели вначале. Надо ли при этом брать взятки? Конечно. Действуя так (в том числе, из-за совестливого нежелания гробить полезное дело), инспектор сам становится нарушителем, и ему самому когда-то надо будет откупаться.

А теперь рассмотрим, какие параметры оптимизируются на разных уровнях организации в иерархической системе, где работает инспектор.

Общегосударственный уровень. Заинтересован ли инспектор в том, чтобы предприятия, за которые он отвечает, работали беспрепятственно, честно и эффективно? Да. Как гражданину своей страны, ему выгодно ее процветание, которому способствует успешная работа предприятий.

Уровень Инспекции. Заинтересован ли инспектор в том, чтобы предприятия, за которые отвечает Инспекция, работали беспрепятственно, честно и эффективно? Нет. Работа Инспекции будет признана неэффективной, она не выдержит проверок Суперинспекции и будет реорганизована, а ее ключевые работники – наказаны.

Уровень исполнителя. Заинтересован ли инспектор в том, чтобы предприятия, за которые он отвечает, работали беспрепятственно, честно и эффективно? Нет. На взятках с неэффективно работающего Предприятия, замученного проверками и отмывкой денег для проверяющих, он получит больше. Ему не придется перетруждаться и перед ним откроются хорошие карьерные перспективы (в Инспекции поощряют эффективных работников).

Итак, перед нами пример противоречия критериев оптимизации на разных уровнях иерархии. Это не результат подрывной работы вредителей или происков вражеских спецслужб. Не ищите тут заговора! Эта ситуация – результат благих побуждений ее архитекторов.

Понимают наши рулевые пагубность такой системы контроля? Вероятно да. Пример. Если власть Украины хочет, чтобы компания «Shell» действительно разведала запасы сланцевого газа, она по договору освобождает ту от проверок – работать надо, а не проверяющих кормить! А другие предприятия, те, к которым стоит очередь из инспекторов, работать должны? Как получится…

Я и сам расстроился от того, что написал: безрадостная картина выстраивается. Впору задуматься не над тем, почему система работает неэффективно, а над тем, почему она еще жива.

Утешу читателями двумя обстоятельствами. Во-первых, описанная картина не соответствует реалиям ни России, ни Украины. К примеру, разве у нас всегда пишут Законы и Инструкции, исходя из благих пожеланий? Конечно, нет; одна из важнейших задач наших управляющих структур – перераспределение собственности. Раз так, описанная печальная картина – не наш случай.

Во-вторых, к счастью, описанные правила работают неэффективно. Чтобы обосновать это, обращусь к своему опыту – я упоминал о нем в одной из прошлых колонок. Министерские правила, регламентирующие работу вузов, ставят преподавателей, которые берут взятки, в выигрышное положение перед теми, кто их не берет. Направленные против взяточничества кампании лишь разрушают механизмы, удерживающие совестливых преподавателей от продажности. При этом я точно знаю, что продаются далеко не все (по крайней мере, в некоторых местах) – говорю по своему опыту и опыту уважаемых мной коллег. Важно только понимать, что мы это делаем не благодаря контролирующему и направляющему нас административному механизму, а вопреки ему – в силу его (слава Богу!) недостаточной эффективности.

Именно поэтому я не хочу обидеть всех представителей какой-либо категории без исключения. Я верю в инспекторов, которые искренне стремятся к процветанию проверяемых предприятий. Я верю в руководителей, которые берут деньги на взятки из своей зарплаты, а не вынимают их из вверенного им процесса, – поверьте мне, я их видел своими глазами (хотя только на среднем, относительно невысоком уровне административной вертикали)! К счастью, наши люди значительно лучше системы, в которой они работают.

И все-таки я думаю, что тот управленец, который придумает механизм, при котором контролирующие инстанции будут заинтересованы в успехе контролируемых структур, да еще и сможет внедрить этот механизм на практике, окажет великое благодеяние человечеству.

Нет, это еще не все условия, чтобы считать такого управленца благодетелем. Ту же цель можно достигнуть и иными методами.

Как вы думаете, ходили инспекторы с предложениями «сами признавайтесь в нарушениях на такую-то сумму, ими мы вам накопаем вдесятеро больше» по шарашкам в ведомстве всесильного Берии? Мог ли проверяющий из санэпидстанции остановить работу танкового завода, перенесенного за Урал в условиях немецкой оккупации значительной части СССР? Конечно, нет – люди там стремились решить общую задачу не столько за совесть, сколько за страх. Правила и нормы было не важны, исполнители на всех (почти на всех) уровнях стремились не максимизировать свои доходы, а остаться в живых.

Как функционировала такая система с точки зрения противоречия критериев оптимизации на разных уровнях иерархии? В ней обеспечивался приоритет интересов высшего уровня (государства, управляющего страной аппарата насилия) над интересами нижележащих уровней. Масштабные свершения обеспечивались в ней нечеловеческой ценой.

Могла ли такая система работать долго и успешно? Она могла существовать в течение ограниченного времени, особенно в условиях опасности. Ресурсы (прежде всего – человеческие) для дальнейшего развития в такой системе не накапливаются, и рано или поздно она должна преобразоваться в более мирную структуру.

Теперь можно лучше оценить величие открытия Адама Смита. Вы помните, что я писал о Невидимой Руке и Невидимой Ноге? Позволю себе самоцитату: «Невидимая Рука действует в системах, цели которых согласованы с целями их подсистем. Невидимая Нога проявляет себя там, где оптимизация подсистем противоречит оптимизации системы». Действительно, в условиях рыночной конкуренции мелких производителей векторы оптимизации деятельности частника и функционирования экономики совпадают. Частник или мелкий буржуа получит наибольшую прибыль, если будет максимально удовлетворять общественный интерес.

Но рыночная экономика не ограничивается мелочевкой. Со временем в ней вырастают корпорации со сложной иерархической структурой. Разные этажи этой иерархии в силу ее организации приобретают свои, противоречащие друг другу интересы. Подножки от Невидимой Ноги раз за разом нарушают функционирование величественной структуры, поражающей своими масштабами…

Плановая экономика имела грандиозное преимущество перед рыночной: для нее был возможен намного более широкий горизонт планирования. Увы, ее подкашивало противоречие интересов на разных уровнях. Что работает эффективнее: «все вокруг колхозное, все вокруг мое» или «своя рубашка ближе к телу»? Соцсоревнование и воспевание передовиков частично сопрягали частные интересы с общими, но и они не отвели Невидимую Ногу в сторону. В конкуренции с недальновидной и неэффективной рыночной экономикой дальновидная, но еще менее эффективная плановая экономика проиграла.

Ситуация безвыходна? Надеюсь, нет. Готового решения у меня нет. Однако я убежден, что при выстраивании какой-либо организационной структуры необходимо тщательно анализировать возможные плюсы и минусы каждого способа действий для каждой персоны, расположенной в каждом из ее узлов. Думать надо, в общем…