“Надо помнить, что художники и артисты работают за деньги всего лишь несколько сотен лет, если не меньше. Они никогда не зарабатывали этим. У артистов были покровители – либо глава государства, либо там герцог Веймарский, или кто-то ещё, или церковь, или Папа Римский. Или у них была другая работа. У меня есть другая работа. Я снимаю фильмы, и никто не говорит мне, что делать. Но деньги я делаю на виноделии. Занимаясь другой работой, ты встаёшь в пять утра и пишешь свой сценарий”, – это фрагмент интервью Френсиса Форда Копполы к изданию The 99%.

“Сама идея того, что Metallica или какой-нибудь рок-певец оказывается богат, – знаете, такого, вероятно, больше никогда не будет, – продолжает маэстро. – Потому что сейчас, когда мы вступаем в новую эпоху, возможно, искусство будет бесплатным. Может, студенты на самом деле правы. И у них должна быть возможность скачивать музыку и фильмы. Меня, наверное, пристрелят за то, что я это говорю. Но кто вообще решил, что искусство должно стоить денег? А следовательно, кто сказал, что артисты должны зарабатывать деньги?”

По правде сказать, довольно приятно обнаруживать, что твои собственные соображения разделяют весьма почтенные творческие личности… Точнее, было бы приятно, если бы тема выглядела чуть менее трагичной. Впрочем, для кого как.

Да, похоже, в скором времени искусство станет free – что можно перевести и как “свободным”, и как “бесплатным”. То есть зарабатывать на жизнь творческой деятельностью, не имея второй работы или состоятельных покровителей, станет решительно невозможно. Что с высочайшей вероятностью будет иметь массу горьких последствий, но они на данный момент никого не волнуют. Тут очень показателен такой комментарий, оставленный к новой заметке Андрея Письменного (орфография и пунктуация авторские):

“Смотрите, представим ситуацию:
На берегу реки с чистой вкусной водой сидит продавец и продаёт в бутылках воду из этой реки, те кто может набрать воду сами те идут чуть дальше подходят к воде и берут сами бесплатно эту же воду, но продавцу конечно невыгодна такая ситуация, он ругается: “Ну как же так я трудился разливал воду по бутылкам, а тут какие то халявщики ходят и берут воду просто так” и начал обносить берега колючей проволкой, в итоге люди начали обходить места огороженые проволкой а заодно обходить и место где стоит продавец, который в итоге понял бессмысленность продажи того что и так можно взять 🙂 ”

Иными словами, “реки софта, музыки и кино”, текущие по интернету, воспринимаются en masse как некий “неисчерпаемый природный ресурс”, видимо, такому же круговороту в природе подверженный, как и вода.

Тут, друзья мои, речь не о морали. Речь, как ни крути, об инфантильности такого восприятия – когда блага цивилизации (а и искусство, и “развлекательная продукция” относятся к их числу) рассматриваются как нечто, берущееся из воздуха, а не создаваемое другими людьми…

…А в сущности, наверное, действительно восстанавливается вековая справедливость: музыканты-миллиардеры, сколотившие состояния на собственном творчестве, – это, возможно, и впрямь историческая аберрация, противоестественное явление, возникшее как побочный продукт развития науки и техники (как и звукозапись, и электрические и электронные музыкальные инструменты, ставшие возможными только в XIX веке).

Теперь всё возвращается на круги своя. Музыканты перестают быть кумирами и божествами, широким народным массам они больше особо не нужны.

Широкие народные массы требуют бесплатности развлекательной продукции уже вполне открыто, надменным тоном спрашивая: с чего это они должны платить несколько раз за единожды выполненный кем-то там труд? Ещё одно теоретическое основание, подогнанное под нежелание платить за то, что раньше бесплатно получить было бы невозможно. Что ж, одним больше, одним меньше.

Сейчас не хотят платить за музыкальные альбомы, потом сам собой снимется вопрос и с платными посещениями концертов: искусство ведь должно быть бесплатным, разве нет?

При этом почти никто из комментаторов заметки не обратил внимания на инициативы Минобрнауки, которые фактически грозят угробить начисто русскую балетную школу и подкосить профессиональное музыкальное образование в стране. Все увидели только “защиту копирайта” (упёртые поборники которого десятилетиями вели себя настолько зло, надменно и глупо, что настроили против себя большую часть населения планеты) и попытки в чём-то там кого-то уличить.

Так вот, вынужден огорчить: я пишу не в защиту копирайта – сам по себе он меня интересует исчезающе мало. Я пишу в защиту тех, кто пишет музыку и книги и снимает кино. Слышим: большая часть такой продукции имеет очень низкое качество. Возможно. Но почему же она в таких количествах “течёт по интернету”, коли она так плоха? Почему её с таким упоением потребляют, если она сплошняком грозит вызвать несварение мозга? Не является ли сам акт её потребления проявлением не столько дурного вкуса, сколько неуважения к себе? С чего это мы – потребители – позволяем себя кормить всем этим?

Или дело в чём-то ещё?

Пока, в связи опять же с крайне вялой общественной реакцией на “возвышенные устремления” Минобрнауки относительно приравнивания школ искусств к техникумам, вывод напрашивается сам собой: ценность балета и музыкального образования для большей части населения стремится к нулю.

Ок. По Хуану и сомбреро.

Вот коллеги переслали ссылку на интересную подборку высказываний, собранных писателем-фантастом Александром Щёголевым, как он пишет сам, в комментах к его собственному ЖЖ, в других ЖЖ и в блогах на Либрусеке.

Се глас народный:

“…со временем люди это поймут, и займутся санацией общества. Судами Линча, например. Развесить по фонарям всех статусных “писателей”, “актеров”, “музыкантов” и “режиссеров”, как в 1917-м году с жандармами”…

Или вот ещё:

“Я е–л в рот покупку книг. Даже 20 лет назад, когда не было никаких интернетов, я книги не покупал, а п—л в библиотеках. Кто покупает книги, тот п–р и говно”.

Понятно, что там большая часть таких вот выхлопов – продукт жизнедеятельности троллей (скорее всего), но встречаются такие вот глубокие умозаключения всё чаще и чаще, и у них вполне есть перспектива сделаться вполне массовой точкой зрения.

И тогда действительно до “санации общества” недалече.

Смею надеяться, что “Трудно быть богом” Стругацких читали все.