В относительно недалёкие времена, в период правления Леонида Ильича Брежнева, съездить за границу, поглазеть на Карлов Мост или башню Эйфеля было сложно, но не невозможно. В Прагу попроще, в Париж посложнее. Купить путёвку, если есть деньги и если дадут разрешение, да и с Богом. Функцию последнего сначала выполняли дирекция, партком, местком. Получил благословение – молодец, теперь на комиссию в райком партии. Если ты дворник, водитель или санитар (я имею в виду медицинское учреждение), придирок не будет, напротив, будет гордость за рабочего человека. Но если ты доктор, в смысле лекарь, в Прагу тебя, пожалуй, пустят (если скромен и не языкаст), а вот в Париж – не обязательно. Вдруг физиономия не понравится, форма носа или ещё чего-нибудь. А, бывает, лицо самое что ни на есть славянское, но болтлив и насмешлив – куда такого, кроме как в колхоз на уборку картофеля или сахарной свеклы? Бывает, вообще претензий нет, но путёвку нужно дать другому – и тоже пиши пропало. Уличат в незнании международной обстановки, общей неразвитости, неначитанности и отправят домой. Не беда. Не увидел Париж, и не увидел. Зато деньги сэкономил. Можно жене шубу купить, если, конечно, повезёт с шубой.

Ну, а если я и международную обстановку знаю, и начитан, тогда как? Тогда спросят фамилию второго секретаря португальской коммунистической партии. Или парагвайской. Или таиландской. Может, у таиландцев и должности такой нет – «второй секретарь коммунистической партии», но ведь наверное не знаешь. В чём и признаёшься: не знаю. Ну, видишь сам – плохо ориентируешься в делах братских компартий. А то, что Париж ни разу не Таиланд, да и сам я не коммунист, к делу не относится.

Вспомнились те недалёкие (а, пожалуй, уже и очень близкие) годы потому, что на днях попался материал о знаниях студентов самого известного университета страны – МГУ. Если не клевещут (клеветникам прежде много воли дали, но погодите, ужо…), то большинство не то, что секретаря португальской компартии не знают, они не тверды в том, куда впадает Волга и вращается ли Солнце вокруг Земли, или Земля вокруг Солнца.

Опять же школьные олимпиады огорчают. Некогда наши дети блистали золотом, сегодня и серебру рады, а завтра мы олимпиады возьмём, да и бойкотируем. Из опасений утратить высокую детскую духовность.

Читать меньше стали. Пишем с ошибками, и что пишем! Таблицу умножения большинство знает понаслышке, сложить сорок восемь и сто пятьдесят два в уме сумеет не всякий.

И, наконец, ЕГЭ. Планку опускают и опускают, и скоро будет она аккурат вровень с плинтусом.

Обеднение урана сказывается, не без того. Если центрифуга жизни год за годом отбрасывает за пределы отечества математиков, экономистов, физиков и литературоведов, то и дети математиков появляются там, а не здесь. Да, узок круг этих математиков, да, страшно далеки они от денежных потоков, но ведь и уран-235 составляет менее процента от общего количества урана в руде. Убери эти «менее процента» – и цепной реакции не будет. Ни мирного атома, ни военного.

Реклама на Компьютерре

Хотелось бы, конечно, точных знаний. Состояние медианы – умнеет она, глупеет или колеблется вместе с линией партии? Существует он, генетический груз, или это выдумка реакционеров, облыжно именующих себя учёными?

Если генетику и кибернетику, пусть и с опозданием, признали полноценными науками, то вот с евгеникой не всё так ясно. Нацистское прошлое, видите ли, мешает. То, что евгеника, как наука, зародилась примерно тогда, когда в России отменили крепостное право, как бы и не в счёт. Двойные стандарты, понимаешь. Взять ракетостроение – штурмбанфюрер СС Вернер фон Браун стал уважаемым американцем, несмотря на то, что завод в Пенемюнде использовал труд военнопленных, да и «Фау-2» несли не научные приборы в небеса, а смерть и разрушения на головы союзников. Так что нацизм нацизмом, а наука наукой.

Что-то с евгеникой неладно. Быть может, ее перевели в разряд наук герметических? Чем человек хуже свиньи? Вроде бы даже лучше. Но над свиньями работают институты и академии, стараясь, чтобы следующие поколения хрюшек реже болели и быстрее набирали вес. Привес людей нас интересует меньше, и без того толстые, а вот неплохо бы, чтобы у нас развивались интеллектуальные способности. Чтобы следующее поколение хоть пять пунктов АйКью, да прибавляло. Но это целью не ставится, напротив, нам всяк пригодится, и чем более ты всяк, тем более и пригодишься. Но и тут евгеника бы не помешала – формировать население ещё более неприхотливое, ещё более покорное, разве плохо?

Нет, я согласен, обидно сознавать, что не принадлежишь ни к избранным, ни даже к званым. Но сам факт существования избранных даёт какую-то надежду: что вожди за нас не только едят и пьют, уничтожая на границе вредные сыры, креветки, мраморное мясо, вино и пиво, но ещё и думают. Просчитывают ситуацию на семь лет вперёд, а не только от забора до обеда. Но где, где они, питомники элиты? В Великобритании известны Оксбридж и университеты красного кирпича, в Соединенных Штатах Америки – Лига Плюща, а у нас над МГУ насмешничают. Хорошо ли это? А вдруг Волга и в самом деле впадает в Байкал? Или Каспий и есть Байкал – по аналогии с Новой Хронологией Морозова не пора ли перейти на Новую Географию? Хотя Николай Александрович Морозов такой человечище, что достоин телесериала. Его теория теллизма… Впрочем, о ней лучше не вспоминать. Чревато.

Сегодня порой утверждают, что евгенику поглотила генетика, и потому не стоит ворошить старое, а следует ждать новых побед в борьбе с наследственными заболеваниями именно от генетики. Кто же против, ждать, так ждать. С заболеваниями нужно бороться. Всю жизнь глотать таблетки «от сердца», «от давления», «от головной боли» – такова судьба сегодняшнего человека. Об излечении в большинстве случаев речи нет, речь ведётся об улучшении качества жизни больного. Но вдруг можно вылечить раз и навсегда?

Но что это я всё о больных, да о больных. Нельзя ли, наконец, и здоровым помочь? Неужели современный человек и в самом деле венец творения, и лучше выдумать нельзя, а кто попытается – в тюрьму, на костёр или в психиатрическую лечебницу?

Работа над генетическим модифицированием человеческого эмбриона в экспериментальных целях запрещена международными договорами. Хотя договоры эти выполняются покуда они выгодны, а не выгодны – и не выполняются. Государственные люди даже конституцию призывают изменить, чтобы было всё по закону. Хотя не уверен, что ради евгенических экспериментов, но в чём я вообще уверен? У каждого государства свои игрушки. Нельзя экспериментировать с людьми – продолжим экспериментировать со свиньями.

«Оставшиеся снаружи переводили взгляды от свиней к людям, от людей к свиньям, снова и снова всматривались они в лица тех и других, но уже было невозможно определить, кто есть кто».