Обычное дело: к вам в гости приходят друзья с детьми, вы рады долгожданной встрече, и тут начинается классический кошмар молодого родителя. Быстро освоившись, ребятня начинает с воплями носиться по дому, вероломно нарушая чинный ход взрослых бесед. Решение находится быстро: детишек усаживают перед телевизором, вручают джойстики и запускают игровую приставку. В результате все довольны: взрослые – тем, что можно спокойно поговорить, дети – ярким и динамичным миром виртуальных приключений.

Другая ситуация: вы встретились со знакомыми в кафе, чтобы обсудить какие-то вещи за чашкой кофе. Знакомые пришли с детьми, которые, доев своё мороженое, начинают проявлять громкую активность. И тут на помощь приходят уже портативные гаджеты: ребята получают в руки смартфоны или планшеты, после чего можно спокойно вернуться к разговору. На экране при этом может оказаться всё, что угодно: от простенькой игрушки до фотоальбома – главное, чтобы ничто не издавало громких звуков.

tablet1

Планшеты настолько привычны для современных детей, что они тычат пальчиком не только в разнообразные экраны, но даже в бумажные книжки и быстро теряют к ним интерес, осознав, что подвинуть что-то на напечатанной картинке не получится. И в этот момент заботливые мамаши вздрагивают и задумываются над тем, не пора ли завязывать с высокими технологиями.

И действительно, не опасно ли для нормального развития ребёнка чрезмерное увлечение планшетами и смартфонами? Вся ирония в том, что сегодняшние молодые родители в подавляющем большинстве своём принадлежат к так называемому поколению телевизора. Именно двадцать с небольшим лет назад телевизоры из «покупки на всю жизнь» превратились в действительно общедоступный прибор. Вместо безнадёжно устаревших конструкций с дизайном а-ля бабушкин комод простые смертные смогли наконец купить современные модели, не ломающиеся раз в полгода.

Обычным делом стали «зомбоящики» в каждой комнате и на кухне, что и сделало телевизор идеальнейшим инструментом манипулирования общественным сознанием в начале девяностых. Телевизоры работали везде и постоянно, идиотские рекламные слоганы навсегда оседали в памяти и становились элементами общественного сознания. В отличие от советских детей, которые были счастливы, если им удавалось посмотреть больше одного мультфильма в день, дети девяностых уже могли смотреть мультики чуть ли не круглосуточно.

tablet2

И сегодня это поколение телевизора приходит в ужас от того, что их дети чрезмерно увлечены «зомбоящиком» XXI века – планшетом. Согласитесь, что идеологически это очень близкие вещи, ориентированные не на создание какого-то контента, а преимущественно на его потребление. Но если телевизор – это аппарат для пассивного потребления в чистом виде, то планшет ещё и интерактивен: на нём можно играть в игры, рисовать и даже набирать тексты. Наконец, он открывает доступ в интернет с его широчайшими возможностями общения и обучения.

С другой стороны, от планшета труднее избавиться: телевизор нельзя было положить в сумку и носить везде с собой. А современные студенты вообще не расстаются с планшетами, он им заменяет и набор учебников, и ноутбук, и игровую приставку, и интернет-терминал. Планшет постоянно с тобой, это ещё один гаджет, от которого становится так же сложно отказаться, как и от мобильного телефона.

tablet3

Так что должно ли пугать телевизорозависимых, что их дети становятся планшетозависимыми? Если из первых в большинстве своём выросли вполне вменяемые и даже успешные люди, то что помешает вторым? Тем более что планшет предоставляет массу возможностей для творчества, а телевизор не предоставляет никаких.

Советские психологи, которые в своё время дружно переименовались в православные, всегда говорили о том, что, дескать, «ящик» формирует личность с низким умственным развитием, отсутствием творческого потенциала и потребительским отношением к действительности. В список обычных «пугал» входят и воспитание некритического восприятия мира, и привычка бесплодно убивать время, и безразличие ко всему. Сегодня к ним добавилось ещё и провоцирование агрессивного и безнравственного поведения.

tablet4

И что же, всё поколение 90-х – дебилы и убийцы, пролёживающие штаны на диванах и сплёвывающие на пол сёмки? Что-то не заметно. Напротив, сегодняшние 20-25-летние – чуть ли не самая активная часть населения, действительно способная вытащить страну из застойной трясины, в которую её загнали дети пресловутой хрущёвской «оттепели». Тоже, кстати, своеобразная ирония: люди, детство и юность которых проходили в эпоху творческого подъёма и свободолюбия, построили государство тотальной лжи, всеобщего цинизма, безудержного воровства и полицейского дуболомства. И больше всех против всего этого восстают именно дети «зомбоящика», который, получается, всё-таки что-то там недозомбировал.

Принято считать, что увлечение телевидением и компьютером мешает социализации личности. Реальное общение подменяется виртуальным и может полностью вытеснить его. Навязчивый образ компьютерного «ботаника», который, сгорая от смущения, с трудом может сказать пару слов незнакомцу, десятилетиями эксплуатируется особо бездарными киносценаристами. Но как часто вы встречали таких персонажей в реальной жизни? И как вы сами умудрились не превратиться в эдакого карикатурного гика?

geek

Буржуазная лженаука статистика любезно подсказывает нам, что таких отклонений – ничтожный процент. И он вообще-то не особо зависит от каких-то конкретных технологий. Если человек предрасположен отгородиться от общества, то он найдёт способ сделать это. При этом он может уткнуться в телевизор или планшет, уйти в лес или никогда не выходить из дома, но ни один из этих поступков не будет причиной, а только следствием каких-то иных психологических проблем.

Есть известное утверждение, что всё хорошо в меру. И если планшет не мешает ребёнку играть с другими детьми, общаться с родителями, рисовать или читать, то вряд ли есть причины для паники. Это просто ещё одна технология, новая для нас, но совершенно естественная для детей, которым кажется, что она существовала всегда. И было бы непроходимой глупостью упрекать их в этом увлечении только потому, что для нас оно не очень привычно и поэтому немного пугает.