Стартапы появляются волнами. Сначала все разрабатывают облачные сервисы. Через пару лет проходу нет от социальных сетей. Затем самой горячей темой становятся мобильные приложения. Что будет дальше? Кое-что необычное. Грядёт не волна, а настоящее цунами, и впервые за пятнадцать лет самые интересные проекты, которые оно несёт, не имеют отношения к интернету.

История многих легендарных компаний и великих изобретений начинается с импровизированной мастерской в чьём-то гараже. Первые автомобили, первые самолёты, первые персональные компьютеры (да и компьютеры вообще, если вспомнить довоенные работы Конрада Цузе) — их придумали и построили не серьёзные корпорации или государственные конструкторские бюро, а энтузиасты, которые не боятся непроверенных идей.

Вот он, тот самый гараж, где собирали первые компьютеры Apple

.normalize h3 { font-weight: normal; text-align: center; } .normalize h2 { text-align: center; margin-top: 2em; } #hwstartupstitle { text-align: center; font-weight: normal; margin-top: 1em; } .hwstartups { width: 100%; } .hwstartups td { padding: 1em; padding-left: 0; } .hwstartups tr { border-bottom: 1px solid #aaa; } .hwstartups { margin-bottom: 2em; border-top: 1px solid #aaa; } Нетрудно заметить, что сейчас дело обстоит совершенно иначе. Последняя волна стартапов, разрабатывавших не код, а реальные вещи, схлынула четверть века назад, после чего программное обеспечение и интернет превратилась едва ли не в единственные направления, где могли развернуться начинающие.

Полцарства за коня: Google, Qualcomm и другие ищут великих изобретателей

Великие изобретения редко случаются без внешнего стимула. Успехам в освоении космоса мы обязаны гонке вооружений и напряжённым отношениям между СССР и США. Компьютеры появились на исходе Второй мировой войны для баллистических расчётов и взлома немецких шифров. Но ничуть не реже стимулом становилась не война, а крупная награда, привлекающая к решению важной задачи
лучшие умы человечества.

Организовать производство всегда было труднее, дороже и рискованнее, чем написать программу, но к началу девяностых необходимые вложения окончательно вышли за пределы возможностей потенциальных продолжателей дела Возняка и Джобса. Любители могут разработать приложение для мобильного телефона, но сам телефон, не говоря уж о компонентах, из которых он состоит, на коленке при всём желании не сделать. Не случайно производителей телефонов можно пересчитать по пальцам. Для того, чтобы заняться этим бизнесом, нужно с самого начала быть гигантом.

Казалось бы, не беда, но не всё так просто. Хотя у крупных компаний есть и ресурсы, и специалисты, они, как правило, используют их совсем по-другому, чем стартапы. Им проще двигаться по однажды взятому курсу, ведущему в известном направлении, а не метаться из стороны в сторону. Последствия этого мы наблюдали в течение последних двадцати лет: пока интернет бурлил новыми идеями, компьютеры и электронные гаджеты становились мощнее, компактнее и дешевле, но по существу почти не менялись.

Застойные времена кончаются. Такого мнения придерживается один из основателей инкубатора стартапов Y Combinator Пол Грэм. В конце прошлого года он опубликовал на своём сайте статью, в которой предсказывает скорое возрождение «железных» стартапов:

«На производстве вещей тяжелее строить бизнес, отличающийся быстрым ростом, чем на основе программного обеспечения. Однако так считалось не всегда. Это относительно свежая идея — она в ходу примерно с 1990 года. Не исключено, что превосходство софта было временным явлением.

Хакеры всегда любили возиться с железками, а потребители охотно покупают реальные вещи. Если разрыв между усилиями, необходимыми для создания «железного» продукта и для разработки приложений, начнёт сокращаться, то «железных» стартапов станет куда больше».

Чем вызвано сокращение разрыва? Ответ на этот вопрос даёт новая книга Криса Андерсона — автора, который несколько лет назад пустил в оборот меткие термины «длинный хвост» и «фримиум«.

Реклама на Компьютерре

Андерсон убеждён, что назревает новая промышленная революция, которая перевернёт мир с ног на голову. Революцию возглавит новое поколение умельцев-любителей, вооружённое интернетом, современными средствами проектирования и недоступными двадцать лет назад инструментами.

В отличие от самодельщиков прошлого, работавших в изоляции друг от друга, они меняются схемами, идеями и наработками в интернете. Краудфандинговые сервисы вроде Kickstarter помогают им с самого начала наладить прямую связь с будущими потребителями. Доступные микроконтроллеры, станки с ЧПУ и 3D-принтеры на пару порядков ускоряют разработку, а стандартные форматы данных делают переход от полукустарного прототипа к продукту, произведённому на заводской линии где-нибудь в Китае, куда более быстрым занятием, чем раньше.

«Три парня с ноутбуками» — такое описание подходило ко множеству интернет-стартапов, — замечает Андерсон. — Теперь оно подходит и для компаний, которые занимаются реальными вещами».

Свежая поросль «железных» стартапов уже успела показать себя. Взять хотя бы горячую тему последних месяцев — умные часы, которые, если верить слухам, разрабатывают и в Apple, и в Google, и в Samsung. Все три гиганта заинтересовались часами лишь после того, как небольшая компания Pebble Technologies наглядно продемонстрировала, что на такие устройства есть спрос, и ещё какой.

Год назад в успех умных часов не верил никто. Отчаявшись найти инвесторов, разработчики из Pebble Technologies отправились на Kickstarter и попросили необходимые для начала производства 100 тысяч долларов у потенциальных покупателей. Интерес публики к умным часам на порядок превзошёл самые смелые ожидания. Вместо 100 тысяч пользователи Kickstarter пожертвовали Pebble 10 миллионов долларов.

Умные часы Pebble

Вряд ли часы Pebble выдержат конкуренцию с аналогами, которые сделают в Apple или Samsung, однако не всё сводится к конкуренции. Если бы не Pebble, не было бы никаких аналогов. Чтобы направить внимание крупных производителей в новом направлении, потребовались усилия стартапа, которому нечего терять. Именно этого нам и не хватало в последнее время.

Читайте дальше: девять стартапов новой волны, на которые стоит обратить внимание

Вот первые компании, обязанные своим существованием новой промышленной революции, о которой пишет Андерсон. Некоторые из них строят космические спутники, которые на несколько порядков дешевле обычных. Другие разрабатывают роботов или уникальные транспортные средства. Третьи занимаются интернетом вещей и фантастическими интерфейсами. Подробности — на следующей странице.

Читайте дальше