Как стать миллиардером в современной России

Одним из парадоксов современного мира является сочетание небывалого технологического прогресса с архаизацией общественных процессов. Когда-то философ Питирим Сорокин, высланный ГПУ из Петрограда и прижившийся в Гарварде, создал теорию социальной мобильности (классическая Social and cultural mobility, N.Y.–L., 1927). Теория эта разделяла общества по вероятности того, что выходец из низов может подняться до высших постов в государстве. Результат был занятен: Рим – 45,6%; Византия – 27,7%; Российская империя, кровавое крушение которой наблюдал Сорокин – 5,5%; США, которые станут по итогам Второй мировой центром мир-экономики  – 48,3% (Тот самый, несколько мифический, Honest Abe Log Home…).

Примером общепринятого образа, иллюстрирующих концепцию Сорокина, стал «социальный лифт». Возможность для конкретного человека подняться из низов к верхам. Ну, армейские и религиозные карьеры, способные вознести пацанов из подворотен Субурбы во дворцы Палатина и Ватикана мы рассматривать не будем. Ограничимся образовательными и экономическими. Человек получает образование и квалификацию; благодаря этому занимает должность лучше оплачиваемую, чем у родителей, повышает свой социальный статус. Человек занимается предпринимательством – создает состояние, на которое при необходимости покупается и власть, и титулы.

Таким мини-комиксом Popular Mechanics 1940 №1 иллюстрировал социальный лифт в радиоэлектронике – выучился, получил приличную работу…

Таким мини-комиксом Popular Mechanics 1940 №1 иллюстрировал социальный лифт в радиоэлектронике – выучился, получил приличную работу…
Таким мини-комиксом Popular Mechanics 1940 №1 иллюстрировал социальный лифт в радиоэлектронике – выучился, получил приличную работу…

И вот сейчас с социальными лифтами наметились проблемы. У нас глава государства говорит, что «социальные лифты для профессиональных кадров должны работать на всей территории России». Должны… Респектабельный ресурс Banki.ru тревожно пишет о проблемах социальной мобильности не только у нас, но и в странах ОЭСР – «Лифт сломался: почему стать нищим все легче». Агентство Bloomberg включает Россию в список стран с самой несчастной экономикой, сочетающих инфляцию с безработицей – Bloomberg Misery Index. Не на первое место, как Венесуэла, и не на четвертое, как Турция, но и 17 позиция в таком списке довольно скверна… И под всем этим – развитие технологий; даже внутри ИТ на одном полюсе владельцы миллиардных бизнесов Кремниевой Долины, а на другом – сисадмины и кодеры Третьего мира…

На этом фоне тот же Bloomberg публикует удивительную своей оптимистичностью историю про нашу страну – Russian Gamer Brothers Are the Newest Hidden Billionaires. Разрабатывающая компьютерные игры компания Playrix, основанная вологжанами братьями Бухманами, Игорем (ему 37 лет) и Дмитрием (ему 34), оценена в $2,8 миллиарда. Ежедневно в игры компании заходят 30 миллионов человек, а годовая выручка составляет $1,2 миллиарда. Давайте сравним эти цифры со списком крупнейших компаний России – Playrix была бы в нем между 34-м, занимаемым широко рекламируемым Тинькофф Банк ($2,842 млрд) , и 35-м, на котором гигант минеральных удобрений Акрон (($2,724 млрд), местами.

Так фотограф Bloomberg увидел братьев Бухманов
Так фотограф Bloomberg увидел братьев Бухманов

В сфере ИТ-бизнеса уступала бы Яндексу с его капиталом в $8,872 млрд, но обходила бы Ростелеком, стоящий $2,705 млрд. Предупредим читателей – мы сравниваем оценку стоимости частной компании, сделанную Bloomberg, с капиталом компаний публичных. Но в любом случае – речь идет об очень и очень серьезных деньгах, которые сделаны с нуля. С компьютера на пентиум-100 в спальне сыновей ветеринара и служащей подшипникового завода. На каковом компьютере братья Бухманы и любили играть в различные игры – как и множество детей их поколения.

Стартовым моментом в карьере братьев Бухманов видимо был момент, когда поступившему в «пед» на «прикладную математику» старшему брату преподаватель рассказал, что в интернете можно продавать программы своей разработки. Сегодня, когда можно неделями не общаться с белковой продавщицей, покупая вещи в интернете с доставкой в постамат, а продукты – в гипермаркете с автоматической кассой, это выглядит абсолютно естественным. Но на рубеже тысячелетий это было революцией. Интернет открывал перед разработчиками программных продуктов рынок всей планеты.

Войны веками велись за рынки сбыта – интернет открывает перед нами глобальный рынок с 7,7 миллиардами потребителей!

Братья Бухманы решили делать для продажи то, что знали и любили – компьютерные игры. В селах Вологодчины исстари резали деревянные игрушки – доходившие до ближайшего базара, откуда их мог привезти в другую губернию командировочный. Интернет же давал возможность продавать игрушки компьютерные по всему миру. Сначала с выручкой в несколько десятков долларов в месяц, потом – в несколько сотен, тысяч… К 2004 г. бизнес братьев Бухманов стал приносить более $10 000 в месяц – и практически все деньги шли на расширение дела. Приглашались сотрудники, арендовались помещения.

Счастлив тот, кто занимается любимым делом – основатели Playrix положили хобби в основу бизнеса!

Очень интересная деталь: наиболее критичный этап развития компании с 2001 по 2013 гг. – от детской в родительской квартире до офиса с полутора сотнями сотрудников; от простейшей казуальной игры до градостроительного симулятора Township, вышедшего на iOS и Android, в который ныне играют 6 миллионов человек в день – прошел в Вологде. В областном городе оказалось достаточно сотрудников с квалификацией, позволяющей работать на высокотехнологичном и высококонкурентном глобальном рынке, которым является игровой.

Модернизационный проект индустриальной эпохи, осуществленный в нашей стране («МАТЕМАТИКА КАК РЕСУРС: НА КАКОМ НАСЛЕДИИ РАБОТАЕТ ОТРАСЛЬ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ») все еще способен обеспечить наших энергичных предпринимателей талантливыми кадрами. Ну а ритуальные стенания чиновников от науки («Глава РАН считает технологическое отставание самым проблемным вопросом безопасности страны») говорят разве что о способностях конкретных руководителей и адекватности конкретных структур. Кадры из российской провинции при правильно поставленных задачах способны создавать продукты мирового уровня, что и показали братья Бухманы. Показали не обещаниями технологического прорыва в светлом будущем, а конкретными объемами продаж.

9 место, которое Playrix занимает в рейтинге издателей игр App Annie’s Top 52 Publishers of 2018 – это очень серьезно. Впереди там идут такие гиганты, как китайская Tencent, японская Sony, за которыми национальные рынки в миллиарды потребителей и многодесятилетняя история успеха… А Playrix нашла свою нишу в сегменте бесплатно распространяемых игр (пользователь платит лишь за отдельные элементы). Таких как виртуальный аквариум Fishdom; симуляторы дома и сада Homescapes и Gardenscapes. Абсолютно мирных – где не воюют, и не воруют – но весьма увлекательных. Диалоги дворецкого Остина, кстати, вполне на уровне среднебюджетных сериалов.

Симпатичный дворецкий Остин еще не поднялся до всемогущего Дживса из шедевров Вудхауса, но ведет беседы уже на уровне героев средних сериалов
Симпатичный дворецкий Остин еще не поднялся до всемогущего Дживса из шедевров Вудхауса, но ведет беседы уже на уровне героев средних сериалов

Выйти на десятизначные цифры продаж братьям Бухманам помогло использование в качестве среды распространения своих игр социальных сетей. Их первые казуальные игры продавались на специализированных сайтах – вполне удачно, принося до $5–$6 млн. в год. Но рост в этом секторе был ограничен размером аудитории. Проблема была решена тем, что игры  free-to-play для гигантского рынка мобильных устройств пользователь обычно получает через Google или Facebook, что и дало двухсоткратный прирост выручки. (Кстати, осенью 2017 Playrix был на первом месте в Европе среди издателей приложений по суммарным доходам от Google Play и AppStore.) Повторимся – крайне важен доступ к глобальному рынку: 40% продаж Playrix идет в США, дальше идут КНР и Япония. Россия – только 2,8%.

С какого-то момента бизнесу становятся крайне важны защищенность собственности, уровень налоговой нагрузки и трансакционных издержек.

Правда, в этой истории успеха есть одно «но». Когда мы смотрим рейтинг от App Annie,  то против фирмы Playrix читаем «Ирландия». Да, лет пять назад братья Бухманы перенесли бизнес в эту страну. Почему? «Новости Вологодской области» пишут, что «Основателям фирмы Playrix братьям Игорю и Дмитрию Бухманам пришлось дважды платить за один и тот же участок земли на улице Путейской в Вологде…». Стандартный «кидок», молодым предпринимателям продали землю, числящуюся городской, выдав на нее государственное свидетельство о регистрации. Продавец бесследно исчез, предпринимателям пришлось выкупать землю повторно…

Ну а становиться объектом безнаказанного мошенничества довольно обидно. А в Дублине – корпоративный налог 12,5%, неплохой доступ к глобальным финансам. Из 1100 разработчиков заметная часть работает в России, Украине, Белоруссии. Все по закону – но со страховкой от наездов, будь то бандитские, будь то административные… Это позволяет Дмитрию Бухману с улыбкой говорить, что $3 млрд. это не те деньги, за которые они с братом готовы продать бизнес. Очень поучительная история!

Прежде всего, тем, что социальные лифты работают и в современной России – из провинции до вершин мира ИТ. Во-вторых, тем, что работают они только для тех, кто связан с высокими технологиями, ориентируется на глобальный рынок и ставит перед собой масштабные задачи – такие, как “challenge Tencent and Activision”. На внутреннем рынке, в 2% от мирового, какие планы импортозамещения не строй – это будут всего лишь соревнования головастиков в луже… Ну и тем, что реальные деньги конкретным людям приносит не военное или космическое, с их ограниченностью сбыта, а предметы повседневного спроса – такие, как игры от Playrix, с которыми проводят время женщины от 35…

Можно бы было в завершение ритуально пожелать успеха братьям Бухманам – так нет нужды, успех у них и так есть, все правильно сделали. А вот читателям стоит присмотреться к этой «истории успеха» – и выделить из нее то, что может быть полезным при интенсивно развивающихся технологиях, меняющихся экономических и социальных условиях.