В полночь 14 марта 2018 года автомобиль медленно ехал за велосипедистом по пустынной улице в Аризоне. На нечеткой видеозаписи видно, как из белой «Хонды» выстрелили. Мужчина был убит прямо у забора своего дома. Но у полиции не было никаких улик и свидетелей. Никто не смог помочь, кроме Google.

Только в декабре 2018 года полиция города Феникс по подозрению в убийстве арестовала работника склада. В ходе следствия не было найдено серьезных улик, и полицейские применили новую методику расследования.

Телефон двадцатичетырехлетнего Хорхе Молины был замечен девять месяцев назад около дома, где застрелили мужчину. Эти данные получили от Google. Компанию попросили предоставить информацию обо всех устройствах, замеченных во время убийства около места преступления.

У следователей были и другие косвенные доказательства, в том числе запись с камеры видеонаблюдения: преступник стрелял из белой «Хонды» – таким же автомобилем владел Молина. Но номеров машины и лица стрелявшего на видео не было видно.

Молина провел почти неделю в заключении, потом следователь получил новую информацию и выпустил его. Месяц назад полиция арестовала другого подозреваемого – бывшего сожителя матери Молины, который иногда брал его автомобиль.

Хорхе Молина был арестован по подозрению в убийстве на основании данных о геолокации, полученных от Google. Позже его освободили и сняли все обвинения
Хорхе Молина был арестован по подозрению в убийстве на основании данных о геолокации, полученных от Google. Позже его освободили и сняли все обвинения

По официальным запросам Google предоставляет доступ к своим базам данных (этот массив информации сотрудники компании называют Sensorvault). Это превращает бизнес по отслеживанию местоположения пользователей мобильных устройств в цифровую сеть для правоохранительных органов. И это лишь один пример того, как личная информация – где вы бываете, список ваших знакомых, что вы читаете, смотрите и где работаете – используется в эпоху повсеместного сбора данных телекоммуникационными компаниями. Многие люди даже не подозревают об этом. Поскольку вопросы защиты персональных данных все чаще беспокоят потребителей, политиков и представителей регулирующих органов, телекоммуникационные компании стали подвергаться усиленному контролю за процедурами сбора данных.

По словам сотрудников Google, занимающихся подготовкой ответов на запросы полиции, случай в Аризоне демонстрирует все плюсы и минусы новой методики ведения следствия. Число запросов резко выросло за последние шесть месяцев. Да, это помогает при расследовании преступлений. Но это также может стать ловушкой для невиновных людей.

Телекоммуникационные компании уже давно по постановлению суда раскрывают информацию о действиях своих пользователей. Сейчас полномочия правоохранителей существенно расширились: если нет других улик, изучаются действия всех, кто был в районе места преступления. По словам сотрудников Google, очень часто при ответе на один запрос приходится давать информацию о местоположении сотен устройств.

Правоохранители считают метод очень перспективным, но предупреждают, что это только один из инструментов следствия.

«Конечно же, это не листок из принтера, где однозначно напечатано, что этот парень виновен, – говорит Гари Эрнсдорф, старший прокурор штата Вашингтон. – Подозреваемого еще нужно допросить и провести все необходимые следственные действия. Мы не собираемся обвинять человека только потому, что в Google нам сказали, что он был на месте преступления».

Неизвестно, как часто эти данные становятся основанием для ареста. Многие дела еще находятся в стадии судопроизводства, и судьи часто засекречивают информацию о процессе. Сотрудники Google говорят, что впервые методика была использована федеральными агентами в 2016 году, а публично рассказали о такой практике в 2018 году в Северной Каролине. С тех пор в обязательном порядке с полицией сотрудничают филиалы компании по всей стране, в том числе в Калифорнии, Флориде, Миннесоте и Вашингтоне. В этом году, по словам одного из сотрудников, Google получает в среднем 180 запросов в неделю. В компании отказались официально подтвердить эти цифры.

Этот метод подтверждает фразу «если вы много знаете, то к вам придут»: всякий раз, когда телекоммуникационная компания создает систему, которую можно использовать для слежки, правоохранительные органы придут и постараются ее использовать. База данных Sensorvault содержит подробные записи о местонахождении сотен миллионов устройств по всему миру за последние десять лет.

В своих запросах (иногда их называют запросами о геозонах) полицейские указывают местность и интересующий их период времени. Затем из Sensorvault делается выгрузка об устройствах, которые были замечены в указанной локации. Всем абонентам присваиваются анонимные идентификационные номера. Полицейские анализируют места и маршруты их перемещения, чтобы определить, имеют ли люди отношение к преступлению. Как только поиск сужается до нескольких устройств, которые могут принадлежать подозреваемым или свидетелям, Google раскрывает имена и телефонные номера пользователей.

«У нас есть проблемы с конфиденциальностью, поскольку все телефоны отслеживаются. Поэтому, когда подобные вопросы приобретают уголовный характер, требуется особая тщательность», – заявила Кэтрин Тернер, адвокат из Миннесоты, занимающаяся уголовными делами с электронными устройствами.

Следователи говорят, что запросы о геолокации поступают только в Google. Компания Apple заявила, что не хранит таких данных. Google не раскрывает подробностей о Sensorvault. Аарон Иденс, который работает помощником шерифа в округе Сан-Матео (Калифорния) и занимается анализом данных, говорит, что в выгрузках из базы данных Google преобладают устройства на платформе Android, телефоны Apple iPhone фигурируют редко.

Эйвондейл, окрестности Феникса. Место преступления
Эйвондейл, окрестности Феникса. Место преступления

Директор по юридическим вопросам и информационной безопасности Google Ричард Сальгадо заявил, что компания «уделяет большое внимание защите конфиденциальности своих пользователей. Правоохранительным органам помощь оказывается, но персональные данные раскрываются лишь тогда, когда этого требует закон».

Хорхе Молина был шокирован, когда полиция заподозрила его в убийстве, он не ожидал, что будет арестован только на основании данных от Google.

«Я знал, что невиновен и меня освободят, – сказал он, но добавил, что боялся, что судебное разбирательство может растянуться на месяцы или годы.

Новый метод

Детективы обращаются в Google при расследовании дел о грабежах, сексуальном насилии, поджогах и убийствах. В прошлом году федеральные агенты запросили данные для расследования серии взрывов возле города Остин в Техасе.

Следователи в Остине получили разрешение на доступ к данным Google только после взрыва четвертой бомбы. Но подозреваемый покончил с собой через три дня после теракта, когда его уже собирались задержать. Его нашли по записям с камер видеонаблюдения и чекам из магазинов.

В пресс-службе ФБР отказались сообщить, помогла ли информация от Google следствию, поскольку любой вопрос о технике «затрагивает области, по которым комментарии не даются».

Полицейские обещали найти подозреваемых и случайных свидетелей, которые могли находиться рядом с местом преступления. В любом случае сотрудничество с Google очень помогает полиции в быстром раскрытии преступлений. Например, во время вооруженного налета на частный дом в Миннесоте данные со смартфонов нападавших сохранились в базах Google. Кроме того, детективы ссылались на донесение от информатора. Федеральный суд установил вину четырех нападавших.

По словам нескольких сотрудников Google, база данных Sensorvault не разрабатывалась специально для нужд правоохранительных органов, она не всегда может с точностью определить местоположение абонента.

Хотя база данных Google очень большая, в ней нет информации обо всех устройствах. И даже если локация фиксируется раз в несколько минут, это может не совпадать с временем преступления.

По словам следователей, Google не всегда может быстро сообщить нужные сведения. В компании стараются предоставить информацию по всем поступающим запросам, поэтому для ответа могут потребоваться недели и даже месяцы. В ходе расследования в Аризоне полиция получила данные через шесть месяцев после направления запроса. При расследовании ограбления в Миннесоте данные были предоставлены через четыре недели.

Реклама на Компьютерре

Но, несмотря на такие задержки, детективы отметили высокую точность данных, которые собирались, даже когда люди не звонили и не использовали приложения.

«Наша жизнь меняется, – говорит Марк Брули, заместитель начальника полиции в Бруклинском парке, штат Миннесота, где следователи используют эту технику с осени 2018 года. – И методы работы правоохранительных органов тоже».

Информация – ценный актив

Данные о местоположении – прибыльный бизнес, а Google, безусловно, является крупнейшим игроком на этом рынке благодаря огромной популярности телефонов на базе Android. Геолокация используется для подбора и показа рекламы, которая только в 2018 году принесла 20 млрд долларов прибыли.

В 2009 году компания представила пользователям функцию Location History. В Sensorvault хранится информацию обо всех, кто активировал ее на своих смартфонах. Данные собираются от систем GPS, базовых станций сотовой связи, точек доступа Wi-Fi и Bluetooth-устройств.

Те, у кого эта функция включена, видят свои маршруты и рекламу на основе анализа этих данных. Сервисы Google предлагают пользователям включить геолокацию, например, для наблюдения за ситуацией на автодорогах: какие улицы загружены транспортом, где произошла авария, где легче проехать. Информация в базе данных Sensorvault сохраняется навсегда, если только пользователь самостоятельно не удалит ее.

«Граждане добровольно раскрывают эти данные о себе, – говорит прокурор штата Вашингтон Эрнсдорф, добавляя, что, если телекоммуникационные компании собирают данные своих абонентов, правоохранительные органы тоже должны иметь к ним доступ по решению суда.

Сотрудники компании Google говорят, что были удивлены первыми такими запросами. Брайан МакКлендон до 2015 года был главным разработчиком сервиса Google Maps. Он и другие программисты думали, что полиция будет искать информацию только по конкретным людям. Но новая методика напоминает рыбалку сетью – полицейские просто задерживают всех, кто оказался рядом с местом преступления.

Неизведанная правовая территория

Профессор права в Университете Южной Калифорнии и эксперт по уголовному праву IT Орин Керр говорит, что эта практика вызывает много вопросов. Один из них – сохранение конфиденциальности случайных людей, оказавшихся рядом с местом преступления. Несколько сотрудников правоохранительных органов заявили, что вся информация засекречивается, но так происходит не в каждом штате.

Например, в Миннесоте личность невиновного мужчины стала известна местному журналисту после того, как его данные попали в полицейский протокол. Мужчина оказался в 100 метрах от места кражи со взломом. В беседе с журналистом он сказал, что его неприятно удивило разглашение личной информации и то, что он может попасть под подозрение только потому, что работает таксистом и ездит по всему штату.

Ситуация с запросами выглядит неоднозначно и с точки зрения конституционного права. В четвертой поправке говорится, что запрос должен носить ограниченный характер и содержать конкретную причину для поиска доказательств правонарушения.

В запросах, которые попали в руки журналистов, чаще всего указывается только возможная причина. Это объясняется тем, что у большинства американцев есть мобильные телефоны и Google хранит данные о местоположении многих пользователей. В геозоны могут входить от нескольких зданий до нескольких кварталов, и запрашиваются данные за несколько часов до и после преступления. Не ясно, на все ли запросы Google отвечает. Полицейские чиновники отмечают, что компания неохотно реагирует на большие по объему раскрываемой информации запросы.

В 2018 году Верховный суд постановил, что доступ к данным по геолокации мобильных телефонов может предоставляться только по решению суда, но не было вынесено решения по геозонам или поиску телефонов в зоне действия базовой станции оператора связи.

Юридический отдел Google еще до принятия этого решения предоставлял данные пользователей только по решению суда и разработал процедуру, которая сначала предоставляет только анонимные данные.

«Обычно мы считаем судебную власть гарантом порядка, но технологии усложняются, и судам становится все труднее выполнять эту роль, – считает Дженнифер Грэйник, адвокат по надзору и кибербезопасности в Американском союзе гражданских свобод. – Теперь мы зависим от IT-компаний, чтобы оставаться посредниками между гражданами и властью».

В нескольких случаях суды давали санкцию на доступ к персональным данным сразу многих абонентов – следователи пообещали, что будут искать сведения только для наиболее подходящих устройств. Google отвечает на эти запросы, но Орин Керр считает, что такие множественные запросы должны проходить юридическую проверку.

В некоторых странах требуется, чтобы следователи обратились к судье и получили второй ордер для получения идентификационной информации о личности пользователя, при этом может быть даже предоставлен доступ к электронной почте.

Противоречивые результаты

Следователи в Аризоне никогда не делали публичных заявлений о причинах убийства Джозефа Найта, по подозрению в котором был арестован Молина.

В уголовном деле указано, что Найт – 29-летний сотрудник местной компании по ремонту авиатехники, ни разу не употреблявший наркотики и не замеченный в связях с криминалом
В уголовном деле указано, что Найт – 29-летний сотрудник местной компании по ремонту авиатехники, ни разу не употреблявший наркотики и не замеченный в связях с криминалом

Полицейские отправили запрос по геозоне в Google сразу же после убийства и через четыре месяца получили данные о четырех телефонах. Один из них был связано с учетной записью Молины и повторял весь путь белой «Хонды». Телефон регистрировался на базовой станции в этом же районе, а по истории поисковых запросов Google было установлено, что на следующий день абонент искал информацию о стрельбе.

Арестованный Хорхе Молина сообщил офицерам, что Маркос Гаэта, бывший сожитель его матери, иногда брал его машину. Журналисты нашли несколько административных протоколов, подтверждавших, что 38-летний Гаэта управлял этой машиной без прав. Он также имел судимость и много лет провел в тюрьме.

Пока Молина находился в тюрьме, его подруга сообщила адвокату Джеку Литваку, что она была с Молиной в его доме во время убийства. Она и другие свидетели дали показания и предоставили чеки и квитанции за такси, чтобы подтвердить его алиби. Дом, где он живет со своей матерью и тремя братьями и сестрами, находится примерно в двух милях от места убийства.

Хорхе Молина провел почти неделю в заключении. Позже полиция арестовала бывшего сожителя его матери
Хорхе Молина провел почти неделю в заключении. Позже полиция арестовала бывшего сожителя его матери

Адвокат выяснил, что Молина иногда брал телефоны других людей и проверял свою почту в сервисе Gmail. Это могло привести к тому, что Google увидел его учетные записи сразу в нескольких местах, но не ясно, произошло ли это в момент преступления.

Маркоса Гаэту арестовали в Калифорнии, а позже обвинили еще в одном убийстве, совершенном здесь же в 2016 году. Представитель полиции заявил, что после ареста Молины появилась новая информация, но департамент не стал ее раскрывать.

Спустя несколько месяцев после освобождения Хорхе Молине все еще трудно привыкнуть к обычной жизни. После ареста его уволили с работы на складе Мэйси. У него конфисковали машину в интересах следствия, но позже вернули.

По словам Литвака, у следователей были только благие намерения при сотрудничестве с Google. «Но они считают, что эта процедура дает такой же результат, как анализ ДНК в судебно-медицинской экспертизе, хотя на самом деле это не так».

Источник