MetaData. Метаданные — самая большая проблема в музыкальной индустрии

Недавно один музыкант, подписавший контракт с крупным инди-лейблом, узнал, что издатель должен ему 40 тысяч долларов роялти за музыкальные треки, но выплатить их он не может. Речь идет не о какой-то одной песне — дело касалось 70 треков, выплаты за которые не осуществлялись как минимум последние шесть лет.

Проблема, по словам представителей лейбла, заключалась в метаданных. В музыкальной индустрии метаданные чаще всего относятся к тегам песен, их можно увидеть в онлайн-сервисах Spotify или Apple Music. Но в метаданных также содержится вся основная информация о проигрываемой песне или альбоме: название, имена авторов и продюсеров, издатель, лейбл и многое другое. Эти сведения должны быть одинаковы во всех отраслевых базах данных. Только тогда при воспроизведении трека выплаты пойдут именно правообладателю. Но очень часто этого не происходит.

Метаданные в музыке традиционно воспринимаются как что-то скучное и неважное. Но, как оказалось, это один из самых важных, сложных и плохо организованных моментов, из-за чего многие музыканты не могут получить гонорар за свою работу. «Каждую минуту из-за отсутствующих данных я лишаюсь пусть небольших, но денег», — заявил музыкант, пожелавший остаться анонимным.

Вроде бы несложно заполнить несколько строк правильной информацией о песне, но проблемы с метаданными мучают музыкальную индустрию на протяжении десятков лет. Мало того, что не существует единых стандартов и правил для сбора и отображения таких данных. Никак не проверяется их точность перед выпуском песни и нет единого места, где хранились бы все музыкальные метаданные. Вместо этого разрозненные фрагменты хранятся в сотнях разных мест по всему миру.

Проблема намного шире, чем неправильное название трека в сервисе Spotify. Незаполненные или ошибочные метатеги в песне, по некоторым оценкам, привели к тому, что несколько миллиардов долларов так и остались невыплаченными музыкантам, честно заработавшим эти деньги. И поскольку объемы записываемой и скачиваемой музыки постоянно растут, ситуация еще больше запутывается.

Важно понимать, что метаданные используются не только для поиска песни или альбома. На основании этой информации делаются выплаты всем правообладателям, когда песня воспроизводится, покупается или скачивается. Это важное свидетельство работы исполнителя и всех, кто ему помогал в работе над треком, потому что «Это поможет получить новое предложение о сотрудничестве», — говорит Джошуа Джексон, руководитель отдела по развитию бизнеса в австралийской компании Jaxsta, которая занимается аутентификацией музыкальной информации.

Ошибки возникают по нескольким причинам. Не существует единого формата метаданных, информация часто игнорируется или вводится неправильно, базы данных принадлежат и поддерживаются разным правообладателям.

База данных студии звукозаписи отличается от базы данных Spotify, а она, в свою очередь, сильно отличается от баз данных обществ правообладателей — ASCAP (Американское общество композиторов, авторов и издателей) и BMI (Broadcast Music, Inc.), которые выплачивают авторам роялти за публичное воспроизведение песен. «Частично проблема заключается в том, что таблицы и поля с записями в базах данных разные, — объясняет Джефф Беккер, юрист по вопросам шоу-бизнеса. — Когда в базу данных поступает, например, запрос с фамилией звукорежиссера, а в ней нет такого поля, то ее владелец обрабатывает его вручную. Но чаще такой запрос просто игнорируется, и никаких выплат не происходит».

Каждая база данных имеет свой набор правил. Например, если Ariana Grande, Nicki Minaj и Jessie J вдруг выпустят новый сингл, он будет размещен в сервисе Apple Music, в одной строчке будут указаны имена всех исполнителей. Это приведет к тому, что Apple Music и Spotify называют «ошибкой нескольких исполнителей». Ввод имени в качестве «фамилии, имени» также приведет к ошибке. Существуют способы встраивания метаданных в файл песни, чтобы обеспечить совместимость всей информации, но распространители, как правило, требуют удалять такие данные, поскольку это может вызвать проблемы с загрузкой.

Вторая серьезная проблема заключается в том, что в теги часто заносятся некорректные данные. В записи песни могут принимать участие несколько авторов, продюсеров и звукорежиссеров, и каждый новый участник повышает вероятность ошибок. Чем длиннее цепочка участников, тем больше вероятность того, что часть информации окажется неверной.

По словам Никласа Молиндера (Niclas Molinder), основателя компании музыкальных метаданных Auddly (теперь она называется Session), обычно над одним треком работает несколько человек. В 2016 году среднюю по популярности песню записывали четыре автора и шесть издателей. Это создает много рисков для некорректной отправки метаданных. А если чье-то имя отсутствует, написано с ошибкой или оформлено не по правилам, это может привести к сбоям в оплате для всех участников процесса. Считается, что до 25 процентов роялти не выплачиваются совсем или выплачиваются не тем правообладателям.

«В одну базу данных легко ввести корректные данные, — говорит Молиндер. — Но если вы не получите полностью корректную информацию от других правообладателей, а они не получат такие же данные от вас, то никто не получит деньги».

Теоретически, когда песня записана, метаданные заполняются исполнителем или продюсером. Потом они передают эти данные лейблу, дистрибьютору или издателю. В реальности этот процесс нервный и запутанный: исполнители и лейблы торопятся выпустить трек, а метаданные много раз корректируются и дополняются. «Много информации поступает уже после записи песни, правки приходится делать постфактум», — говорит Джо Коньерс, соучредитель платформы управления цифровыми правами Songtrust.

Ошибки в метаданных можно исправить и позже, но сделать это придется в каждой базе данных, где она появляется. И даже если все ошибки исправлены, это не означает, что исполнитель получает все выплаты, которые ему положены, — у каждой компании и общества правообладателей свои сроки «хранения» невостребованных выплат. Один музыкант не получил гонорар на сумму 40 000 долларов, потому что из-за сбоя в двух базах исчезли данные о его интеллектуальной собственности. Музыкант был не виноват, но прошло слишком много времени, поэтому в выплате ему отказали.

«Считается само собой разумеющимся, что можно найти всю информацию о любом фильме или телепередаче на сайте IMDb — это база данных о кинематографе. Там указаны все авторы, вплоть до ассистентов режиссера, — сказал Джексон, организовавший отдельную дискуссию по проблемам метаданных на конференции Music Biz 2019 в Нэшвилле. — Но изменения в музыкальных метаданных и стандартах происходят очень медленно».

Джексон предлагает по подобию IDMb создать сайт-справочник для музыкальной индустрии. На первый взгляд, это простая задача, но уже на протяжении десятилетий музыкальные корпорации не могут ее реализовать. Причин много, основная — развитие стриминговых сервисов.

«Произошел не только рост количества записей, но и изменение самой концепции альбома, — объясняет Вики Науман, консультант музыкальной технологической фирмы CrossBorderWorks. — Если раньше в год мы выпускали 100 000 альбомов на компакт-дисках, то сейчас в стриминговые сервисы ежедневно загружается 25 000 цифровых треков».

Кроме того, в настоящее время музыка потребляется и монетизируется способами, которых не существовало двадцать лет назад. «Еще недавно люди покупали компакт-диски, где было записано несколько песен-хитов, — говорит Саймон Деннетт, продакт-менеджер издательской компании Kobalt. — Сегодня популярными могут быть сотни различных версий какой-нибудь песни: ремиксы, кавер-версии, сэмплы, записи на других языках и т. д. Они могут генерировать триллионы транзакций. Объем данных, которые теперь нужно обрабатывать и учитывать, превратился в серьезную проблему», — считает Деннетт.

MetaData. Метаданные — самая большая проблема в музыкальной индустрии

Попытки создать единую централизованную базу метаданных предпринимались несколько раз, но всегда заканчивались неудачей. Вот некоторые причины: борьба между различными направлениями музыкальной индустрии, разные законы об авторском праве, проблемы с финансированием, разные языки, а также культуры и традиции музыкальной индустрии в разных странах.

Нет организации, занимающейся сбором и корректировкой музыкальных метаданных. Некоторые считают, что компании-дистрибьюторы цифровой музыки, например TuneCore или DistroKid, могли бы обучать авторов, исполнителей и продюсеров заполнять метаданные во время записи песни. Другие считают, что сами стриминговые сервисы могли бы улучшить работу с метаданными и показывать больше информации о песне, что заставило бы правообладателей проверять ее чаще. «В долгосрочной перспективе это только облегчит нашу работу, когда мы станем получать сведения от авторов как можно раньше», — говорит Джексон.

Но многие исполнители даже не знают ни о метаданных, ни о том, как ошибки в них могут повлиять на выплаты, потому что сама структура роялти очень сложная и запутанная. Многие стартапы пытаются научить исполнителей работать с метаданными, но это очень тяжело. Бесплатное мобильное приложение Splits позволяет музыкантам создавать цифровое соглашение, назначать соавторов и выделять доли собственности. Существует также технология Creator Credits для комплекса программ Pro Tools, она добавляет метаданные в файлы Pro Tools.

Ситуация понемногу сдвигается с мертвой точки, но предстоит еще большая и долгая работа. «Я не забываю размещать информацию в TuneCore. Раньше этот сервис не запрашивал никаких метаданных — только название песни», — говорит Дуг Митчелл, директор по работе с клиентами музыкальной компании Exactuals. — Теперь запрашивается название, исполнитель и жанр». Это только начало.

Есть мнение, что идея создания централизованных и стандартизированных метаданных уже устарела. Но эксперты считают, что отказываться от нее не стоит. Кроме устранения ошибок при ведении записей это поможет не допустить выплат посторонним музыкантам и свяжет их с деньгами, которые им причитаются. «Сбор разрозненных данных о владельцах и их объединение в одну глобальную базу данных — сложная, но очень нужная задача», — уверен Деннетт. А Джо Коньерс выражается проще: «Это утопия».

 

Источник.