Занятно, но хорошая литература на десятилетия, а то и на века, опережает текущую реальность. Давайте посмотрим, как это случилось с такими авторами, как Самуэль Батлер и Станислав Лем. Как им удалось предвидеть те процессы, которые только сейчас – да и то не в полной мере – мы можем наблюдать в кремнии и железе.

Ну, страна Новая Зеландия, сейчас, в плане обострения международной обстановки весьма популярна среди отечественных сторонников мнения, что «пора валить». И развита она в достаточной мере, и далека от Северного полушария, где вполне могут развернуться довольно интересные события. (Ну, вот известный филантроп – на языке Сократа сие означало любящий людей – Джордж Сорос призывает не бояться новой Холодной войны: bis auf die Teilnahme an einer direkten militärischen Konfrontation mit Russland… «До прямой военной конфронтации» с Россией – ежели кто языка Шиллера и ГётеГитлера и Кейтеля не знает.)

Так что будет ли в случае развертывания событий по негативному варианту на Новой Зеландии хорошо, вопрос сложный… Тут стоит посмотреть гениальный фильм Стэнли Крамера «На Берегу» (On the Beach). Снят он по роману инженера-дирижаблестроителя (sic! – технологии ХХ века развивались столь шустро, что о ядерной войне писали те, кто в молодости строил аппараты легче воздуха…) Невилла Шюта. Блистательный актерский ансамбль – Ава Гарднер, Грегори Пек, Фред Астор – поднял трагедию до шекспировских высот. ООН – тогдашние воевавшие политики серьезно относились к военным угрозам – даже приняла решение о международном показе этой ленты в День Мира.

Но да ладно, тут мы о том, чего пока нет и может не будет… А теперь вернемся к тому, что есть. А есть в Новой Зеландии Южный остров. И стоит на нем город Крайстчерч. И вот там, в газете The Press, было опубликовано «письмо редактору» (традиционная форма английского эпистолярного жанра) некоего Целлариуса. Письмо под названием “Дарвин среди машин”. В письме этом выражалась озабоченность растущей зависимостью людей от их механических творений. Указывалось на возможность неконтролируемой эволюции их, – вполне в духе естественного отбора Дарвина.

Даже – предсказывалось появление машинного сознания и призывалось к немедленному и беспощадному истреблению механизмов, почище нынешнего «битья роботов», хотя мерзавец, пинающий пылесос, столь же омерзителен, как и тот, кто проделывает это с приподъездным котом. Весеннее обострение? Обычная фобия перед искусственным интеллектом, замешанная на неолуддизме? О которых, похрустывая малосольными, расскажет любой психиатр за рюмкой чая? Так могло бы быть, если б не одно «но»…

Но вот появилось это письмо в номере газеты от 13 июня 1863 года, да-да, тысяча восемьсот… Более полутора веков назад. И написал его под псевдонимом Cellarius скрывался Сэмюэль Батлер (1835-1902), выдающийся английский писатель и мыслитель. Был он внуком епископа и сыном священника. После Кембриджа мечтал о флотской службе, но по семейной традиции принял духовный сан. Но вера по наследству не передается – Сэмюэль увлекся дарвинизмом и убыл в Новую Зеландию в качестве дауншифтера, заниматься овцеводством, хоть скоро и вернулся к интеллектуальному труду.

“Darwin among the Machines” рачительно составила позже основу “Книги машин”, двадцать третьей главы утопии “Erewhon”, (анаграммы от английского “нигде”), опубликованного анонимно в 1872 году циничного издевательства и над викторианством, и над человечество вообще. (Батлера считают вторым английским сатириком после Свифта.) Герой “Erewhon” попадает в неведомую страну вполне в духе Гулливера, в духе времени спасается оттуда бегством на воздушном шаре… А главный закон утопии Батлера – уничтожение машин, за карманные часы – тюрьма без разговоров. (От чего и получил имя машинный джихад из цикла Ф.Герберта о планете Дюна.)

А потом была книга Станислава Лема «Мир на Земле». Ее название – аллюзия на евангельские строки Pacem in Terris. Правда, скорее не из Вульгаты, а из одноименной энциклики папы Иоанна XXIII, известной как «Послание мира». Опубликована она была 11 апреля 1963 года, и является важнейшим документом той эпохи, что вдохновляла Крамера. Отражением Берлинского и Карибского кризисов, разрешенных практически чудом; призывом к мирному сосуществованию государств с различным общественным строем. Епископ Рима уповал на добрую волю и здравый смысл людей.

Ну а скептичный, как и подобает медику по образованию, Лем попытался создать модель «технологического» снятия угрозы перерастания «гонки вооружений» в полномасштабную войну. В опубликованном в 1985 году на шведском языке романе, он нарисовал картину мира, гонка вооружений в котором продолжается – дабы не оставить какую-то страну беззащитной – но для снижения угрозы «внезапной» войны перенесена на Луну.

Заставила это сделать человечество ситуация, сложившаяся перед этим. Замена гонки ракетно-ядерных вооружений гонкой вооружений компьютерно-робототехнических. Тлеющие по миру криптомилитарные конфликты, в которых оружием становилась и информация, и экономика… Примерно то же, что нынче называется «гибридная война». Краковский провидец, описавший свои впечатления от Второй мировой в романе «Госпиталь Преображения», еще раньше, в 1983 году обратился к этой теме в рецензии на вымышленную книгу «Dehumanization trend in weapon systems of the twenty first Century or upside-down evolution».

А на Луну в вымышленном мире романа «Мир на Земле» (предвидения Лема, скажем, о росте цен боевых самолетов, изумительны – сколько там планируется построить Т-50, дюжину, что ли…) закидываются искусственные интеллекты, проектирующие оружие, и кибернетизированные фабрики его производящие. Ну и имеют место испытательные полигоны, где эволюция с «зубами и клыками» отбрасывает негодные модели.

Каждая страна резвится таким образом в своем секторе нарезанной на дольки Луны. Под присмотром международных организаций. И это должно спасать мир от горячей войны, милитаризация Луны обеспечивает тот самый Pacem in Terris – Лем добросовестно привел выкладки в духе исследования операций образца 1950-х годов, их стоит прочесть вместе с самим романом. Хоть «Мир на Земле» так и не наступил, техноэволюция на лике Дианы (Третий Рим мы, или кто…) пошла сугубо по-Дарвину, формируя свои клыки и когти. Привет Сэмюэлю Батлеру! И джихад устроить не получилось…

720-ed_news_2

А сейчас мы читаем, что предвидения Лема начали воплощаться в жизнь – South Korea to fight fire with fire, drones with drones. К борьбе с «доставшими» всех машинками, порхающими то над галльской Лютецией, то вокруг Белого Дома, деловитые корейцы намерены привлечь дроны же. Стрелять же ракетой в мелкий дрон слишком дорого, да и осколки боеголовки будут представлять угрозу жизни людей. И автоматическое оружие отнюдь не безопасно – потери от своего зенитного огня могут быть весьма значительны, поэтому-то гражданская оборона Второй мировой и загоняла население в подвалы.

А тут (видео здесь) против дрона собираются послать дрон. Дрон-истребитель с сетями. (Да, да – диалектическая спираль технологий воздушной войны возвращает те сети, что висели между аэростатами-заграждения…) И, да, отечественных фантастов мы сегодня не поминали? Так в ранних изданиях «Пылающего острова» Казанцева – лучшее есть довоенная «рамочка» с паровым советским самолетом – фигурировали воздушные торпеды, вооруженные сетями… Вот этими-то сетями дрон и будет относительно безопасно для окружающих уничтожать вражеский дрон.

Это – прямо лемовское оружие против роботов (оптимизированная против человека бомба у него изображала слабоодетую барышню). Правда, оборонительного оружия не существует в природе – уже отрабатывается тактика уничтожения дронами систем ПВО, охраняемых дронами. Сначала идет дрон-разведчик, потом дроны-истребители спутывают сетями дроны-охранники, а потом дрон-бомбардировщих подрывает ракетную установку. Процесс пошел! Осталось лишь поручить разработку дронов искусственному интеллекту, а производство их замкнуть на роботизированные фабрики. Добро пожаловать в мир Дарвина среди дронов, дорогие потомки обезьян…