Нет на планете ничего более солидного, чем британские банки. А уж сами банкиры и банковские клерки, ручейками стекающиеся к своим офисам в Сити (туго свёрнутые зонтики, ботинки зеркальной полировки, костюмы да сорочки в мелкую полоску и умеренно унылые галстуки) есть живое олицетворение респектабельности. Ну а Linux в архетипах сознания ассоциируется с чем-то несерьёзным. Финский энтузиаст, пузатый пингвинчик на эмблеме, сообщество волонтёров-программистов в потёртых джинсах и вытянутых свитерах. Но вот именно переход на Linux и тесно связанные с ней технологии оказывается ныне ключевым средством, позволяющим крупнейшим банкам оставаться на плаву во время очередной волны экономического кризиса.

Кажется, нет ничего более далёкого от серьёзных финансов, чем такой пингвинчик-комми…
Кажется, нет ничего более далёкого от серьёзных финансов, чем такой пингвинчик-комми…

Для экономики Великобритании, три четверти которой приходится на услуги, финансовый сектор критически важен. Он создаёт 27,7% её валового внутреннего продукта. В международной специализации труда Соединённое Королевство является именно банковским центром. Самый большой глобальный рынок международных облигаций (60% от мирового объёма), иностранных активов и производных финансовых инструментов (40% от мирового объёма). По валютным операциям – треть планетарных сделок – уступает только Соединённым Штатам. Именно деньги финансового сектора мультиплицируют-умножаются; именно труд банковского клерка позволяет иметь высокий уровень зарплат и потребления тамошнему официанту и водопроводчику. Ну а первое место по объёму активов из британских финансовых институтов и пятое на планете на конец весны 2013 года занимал лондонский Barclays Bank PLC, в активах которого $2 420 044 млн. Сумма прописью – два триллиона четыреста двадцать миллиардов сорок четыре миллиона долларов США…

Но эти фантастически большие активы имеют тенденцию к сокращению: с февраля 2013 года они уменьшились на 4,65%, что переместило Barclays Bank на одну позицию вниз, с четвёртого места на пятое. Планетарные экономические шторма (о которых мы говорили в колонке «Ужастик Кинга») докатываются даже до финансовой гавани Лондона. Международное рейтинговое агентство Fitch только что в обзоре Global Economic Outlook снизило прогноз мирового роста для этого года с ожидавшихся летом 2,4% до 2,3%… А глава (Group Chief Executive) Barclays Энтони Дженкинс (Antony Jenkins) предупреждает об опасности очередного бума на рынке недвижимости. И понятно, что Британии в целом проблемы её банков могут обойтись очень дорого: североморская нефть исчерпывается, углеводороды страна в последние годы импортирует…

На скандалы, сотрясавшие в недавнем прошлом Barclays, публика реагировала активно…
На скандалы, сотрясавшие в недавнем прошлом Barclays, публика реагировала активно…

И борются британские банки за своё выживание абсолютно традиционным путём для ситуации, когда ожидается неизбежное падение продаж, – пытаются сократить издержки. Вышеупомянутый Barclays, как рассказал на веб-конференции Энтони Дженкинс, планирует к 2015 году урезать свой годичный бюджет на £1,7 млрд. Обеспечивавшие быстрый рост очень удачные для финансовой сферы двадцать лет, по его словам, миновали. Придётся сокращать 3 700 работников, сворачивать малоэффективные направления бизнеса.

Но главным способом осуществления экономии является внедрение нового поколения информационных технологий. Именно они должны позволить лучше обслуживать клиентов в смысле доступности и удобства банковских услуг. Именно им предстоит обеспечить лучший контроль над происходящими в финансовой империи процессами (это важно: летом прошлого года тогдашнее руководство Barclays было поймано на манипуляциях со ставкой LIBOR, что и повлекло для них отставку, а для банка – полумиллиардный штраф), что чрезвычайно важно для репутации финансового учреждения – а значит, и для привлечения клиентов. И всё это необходимо обеспечить в условиях сокращения бюджета. (Планируется, что в 2015 году будет достигнута экономия в £700 млн на содержании подразделений по работе с клиентами (front office), а ещё £200 млн даст экономия на персонале.)

Новое руководство видит будущее Barclays в новых технологиях
Новое руководство видит будущее Barclays в новых технологиях.

То, что в наше время онлайн-банкинг и видеобанкоматы вытесняют традиционные офисы с традиционными кассиршами и операционистками, отдельного пояснения не требует. Но вот выбранный при Энтони Дженкинсе (занявшем свою должность 30 августа 2012 года) путь перестройки работы банка за счёт интенсивного внедрения ИТ очень интересен. Ставка сделана – как было объявлено в январе 2013 года – на создание внутреннего «облака» и на переход финансовой империи Barclays на программные продукты, работающие под управлением Linux. Попытаемся понять, почему подход именно таков (сами банкиры нам об этом вряд ли скажут в силу профессиональной скрытности).

Так бизнес Barclays был территориально распределён по миру в 2011 году.
Так бизнес Barclays был территориально распределён по миру в 2011 году.

Вначале обратим внимание на то, что Barclays предоставляет клиентам весьма разнородные финансовые услуги через сеть территориально распределённых отделений и филиалов. Главнейшие из них – Банковское обслуживание корпораций и инвесторов (Corporate and Investment Banking), Управление состояниями и вложениями (Wealth and Investment Management) и Банковское обслуживание торговли и предпринимательства (Retail and Business Banking). Задачи и подзадачи обслуживаются отдельными финансовыми подразделениями. Существуют отделения территориальной направленности вроде Africa Retail and Business Banking, живой памяти Британской империи, колониальной системы с её делёжкой рынков (у Ипра кайзеровские германцы резались с антантовцами именно ради ритейла). Есть отделения, порождённые современными технологиями бизнеса вроде платёжно-кредитной Barclaycard, 10,4 млн клиентов в Британии и 10,8 млн потребителей за рубежом; из численности работников в 10 300 человек делаем вывод, что две тысячи держателей карточек дают работу одному финансисту… (Кстати, должность Дженкинса, Group Chief Executive, а не CEO, отображает эту «лохматость» структуры Barclays.)

И всем им предстоит экономить: расходы инвестиционных банкиров надлежит уменьшить на 600 мегафунтов; управление собственностью урежут на £400 млн, и даже корпоративный банкинг лишится £300 млн. То есть нужно повышать производительность труда, убирать параллелизм…

Ну а теперь зададим вопрос: какую архитектуру вы, уважаемые читатели, выбрали бы для столь разнородной и столь территориально распределённой структуры, формировавшейся в течение длительного времени? По мнению автора этих строк, как раз и напрашиваются облачные вычисления. Естественно, учитывая ответственность, которую несут банки перед клиентами (ну, хотя бы в теории) облако должно быть внутренним – как в американских Министерстве внутренних дел или Министерстве внутренней безопасности, о которых мы рассказывали ранее. Там же тоже сборная солянка из кадастровых служб, геологов и чиновников над индейцами в одном случае и пограничников, таможенников и президентских охранников – в другом… Вот эту-то структуру внутреннего «облака» вполне обоснованно и выбрали ИТ-службы Barclays.

Linux последний год прибавляет долю на рынке Соединённого Королевства
Linux последний год прибавляет долю на рынке Соединённого Королевства.

Ну а теперь – почему Linux? Давайте не будем говорить о доле открытой операционной системы в бизнесе вообще и попробуем вывести решение об ориентации на неё чисто из описанной выше облачной архитектуры. В начале этого года аналитики International Data Corporation отмечали, что в секторе серверов и High-end-систем Linux, подросшая до 20,4% рынка, упорно отбирает долю у прародительницы Unix. В этом ей помогает распространение облачных вычислений и “больших данных” – технологий, вышедших из университетских лабораторий и связанных с ними стартапов, которые всегда любили пингвинчика… Потом – милые игры АНБ с глобальной банковской системой S.W.I.F.T.; очень вероятно, что во второй финансовой столице планеты знали о них и до разоблачений Сноудена. Достоверных фактов про наличие закладок в Linux нет. А кибербезопасность для банкиров не менее важна, чем для златокузнецов Сити (от которых Barclays и начал в 1690 году свой бизнес) крепкие двери и надёжные замки…

Человеческий фактор всегда чрезвычайно важен
Человеческий фактор всегда чрезвычайно важен.

И – человеческий фактор. Фигура Энтони Дженкинса – выпускника Оксфорда, начавшего и сделавшего карьеру в США. В надзвёздные края больших финансов он взлетел именно в годы бума доткомов и миллениума, поэтому горный воздух мира высоких технологий для этого банкира родной. Все проблемы, занимающие мир ИТ, ему близки и понятны. И очень похоже, что условия весьма вероятного кризиса – о котором он публично предупреждает – Дженкинс рассматривает как предпосылки к перестройке своего бизнеса вокруг самых эффективных технологий работы с данными из тех, что может предложить мир ИТ. Очень привлекательный подход: это же британец Арнольд Тойнби предложил взгляд на историю как на череду Вызовов, встающих перед цивилизациями, и Ответов, которые она способна (или нет) на них дать. Так что сейчас ответ на вызов, предложенный лондонскому банку состоянием глобальной экономики, дают открытая операционная система Linux и концепция cloud computing…